БИБЛИОТЕКА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

сто первый километр
русской литературы



Главная > Драматургия

Илья Фальковский


Рыбалка

 

текст опубликован:

майские чтения #7

Действующие лица
 
Мужики

 


ГОЛОС ДИКТОРА. Сегодня днем из-за внезапного потепления от берега Жижи в районе деревни Шпырь Фалалейского района откололась гигантская льдина размером 15 на 4 километра. Около тысячи рыбаков, занимавшихся подледным ловом, оказались один на один с наступающей темнотой и морозом в 14 километрах от берега.

Зима. Льдина. На льдине - мужики. Все – в шапках-ушанках, телогрейках и валенках?. Сидят молча. Курят. Вдруг один из мужиков начинает беседу.

ПЕРВЫЙ МУЖИК. Холодно сегодня. С утра тепло было. А теперь вот. Опять холодно.
ВТОРОЙ. Да уж… нежарко. Холодает. Может, по малой?
ПЕРВЫЙ. Не… не люблю я это дело.
ВТОРОЙ. Ну, смотри… (Пауза.) Главное, чтоб до темноты успели.
ПЕРВЫЙ. Да не боись, выберемся. Не они, так наши подгребут.
ВТОРОЙ. Смотри, вертушка! Би-8.
ПЕРВЫЙ. Далеко больно садится. Не за нами.
ВТОРОЙ. Да, километра два будет. Не стоит зазря рыпаться. Подождем.
ПЕРВЫЙ. Дождешься от них, как же. Раз в час одну машину посылают.
ВТОРОЙ. Да хрен бы с ними… и не упомню я такого… чтоб они нам помогали когда. Сами выберемся.
ПЕРВЫЙ. Это точно. Наши-то быстрее подгребут. (Долго молчит, думает, затем неожиданно извлекает из-за спины и показывает “козью ножку”* ). Вот "козья ножка" та же самая… Все просто - никакой хитрости. Конструкции разные бывают. Я вот такую сгородил… Спинку от стула… ну, не от домашнего стула, это… от списанной мебели… из пионерского лагеря заводского привез. Когда ездили домики чинить. Трубку нашел в заводе, не трубку - стержень. Резьбу нарезал, наконечник вставил. Это тоже от табуретки развалившейся. Знаешь, есть такие с вкручивающимися ножками - дрянь, а не табуретки... А это резиновый жгут такой, медицинский. Я им летом к тележке чего-нибудь прикручиваю… то одно, то другое, а зимой "козью ножку" к заднице пристегиваю. К какой лунке не подойдешь, а под жопой у тебя уже стул. Удобно же. А лунок-то порой штук пятнадцать сверлишь. Где ж столько ящиков иль чего найдешь. А это удобно…
ВТОРОЙ (соглашается). Удобно… Но ящики тоже разные бывают… Вот у меня, смотри, какой ящик. (Встает и показывает ящик). Раньше, знаешь, как было… раньше деревянных ящиков я не видел в магазине. А железные ящики тоже уже позже… А на заводе было много, как говорят, хлама. И из этого хлама выбирали кусочки и делали ящики. Свободно… подписывали документы у начальника охраны… и выносили… Делали из двух секций… Здесь вот под термос делали… а здесь для удочек и для рыбы… А для удобства – еще крышечки. Выдвигаются и задвигаются. Можно, не слезая с чемоданчика, открывать. И рыбу класть прям в чемодан. Вот… А еще для удобства - замочек.
Третий мужик. Не… это что… вот у меня ящик вечный… Дюралевый… (Достает и показывает свой ящик). Я его нашел. В раздевалке. Стоял в углу. Потом усовершенствовал немного. Крышечку сделал. Петельки. Прорезал отверстия под рыбешку. Перегородочку сделал. А сверху кусочек губки положил, обил дерматином. Когда можно самому сделать, зачем в магазине покупать…
ЧЕТВЕРТЫЙ МУЖИК. Согласен. Вот мой ящик точно не купишь. Пенопластовый. (Достает и показывает ящик). А главное - может выручить как поплавок. Хе-хе. Ну, это я так. Это, конечно, в крайнем случае… Ну и внутри все удобно… полочки для удочек… для термоса. Не побьется ничего… Легкий… влагу не пропускает, не впитывает, не набухает. Отличный ящик.
ПЕРВЫЙ. Что вы все ящики да ящики… Я вот еще из другого стула санки сделал. (Встает и показывает санки.) Это у нас уже инвентаризацию проводили и старые стулья выставили, чтобы их выбросить. Ну не мог же я подумать, чтоб материал такой ушел в никуда. Прочный ведь, а то, что делается, все разваливается, вот, а тогда как раз зима была, я и подумал, вот санки заводские крайне неустойчивые, спинки у них эти железные отваливаются, а тут-то прочно будет, как говорится, на века и легкие очень. Я ведь на них не только снасть вожу, но и детей катаю вот… веревкой привязал и все тут. Целый стул на них ушел, сиденье вот из спинки сделано, перекладины вместо ручек, чтоб в них вцепиться можно было, упор для ног – тоже ножка от стула… поначалу просто ведь фанера была, потом полозья прибил, тут-то все и стали узнавать, что это санки, хе-хе, так-то не догадывались… А чтоб по снегу рыхлому не проваливались, когда на рыбалку идешь, снизу-то я лист алюминия прибил, чтобы шли хорошо и вес выдерживали, на таких-то самому даже кататься можно… вот сел (садится) и нормально. (Четвертому.) И ты садись.
ЧЕТВЕРТЫЙ. (Тоже садится на санки и поддакивает.) Хорошие санки. Отличные, можно сказать, санки.
ПЯТЫЙ МУЖИК. Санки… Это что… Мне вот не нужны санки. Санки… это, как говорится, для ленивых. Вот у нас рассказывают, был один, так он на собаке в санках на лед выезжал. Сам в санках валяется, отдыхает, собаке миску поставит, а к хвосту ей блесну привяжет, она жрет, а хвостом машет, блеснит то есть… Как поклевка, так хвостом – чпок, подсекает и давай лаять, его будить. Он встает, судака в санки и опять дремать. Санки… дело непыльное… А я вот удочку какую сделал. (Достает из ящика и показывает удочку). Выточил ручку. Просверлил. Отточил наконечник. Загнал стерженек… и держится. На острый наконечник надел резиночку. С двумя отверстиями. Для жесткости. На одно насаживается наконечник, а в это пропускается леска. Понятно, что я не дурак магазинной пользоваться… Там когда леска на барабан наматывается, то все-таки вода остается… При сильном морозе замерзает... и барабанчик не прокручивается. А тут сидишь нормально и дрочишь удочку, рыбу дразнишь. Здесь-то я легко разматываю, и сматываю, и разматываю…
ШЕСТОЙ МУЖИК. А вот у меня жерлица (показывает снасть). Я как ее делал-то. Идешь там… санки валяются. Заводские… Хреновые… Вот… пластина из них… Флажок… Пружинка, на которой он крепится, из будильника старого ее взял. Багорик тоже сам сделал. (Показывает багорик.) Выбивалка для ковров была… стержень из электрода нержавеющего. А теперь багорик. Зверь только рыло свое в лунке показал, жабры растопырил, плавники расфуфырил, так я его багром хуяк, и на лед! Блесна тоже самодельная из нержавеечки. Обточил на точиле, напильничком подправил, шкурочкой ризки вывел, отшлифовал… Блесна каждая по-своему хороша. Таких-то нет, чтоб одинаково играли. Собираешь все это потихоньку. Делаешь. И ловишь хищника.
ПЯТЫЙ. Вот у удочки главное, чтобы она удобная была, чтобы была, скажем, такая даже удочка, чтобы с ней от лунки-то не отходя и нужду справить можно было, а то, скажем, если она слишком длинная, то может и казус какой выйти, вот у нас как-то один неопытный рыбачок решил помочиться. Только он к этому занятию приступил, как – ёпс – поклевка, он, короче, давай одной рукой подсекать, а другой хозяйство свое зажимает, ну, это, чтоб зазря не забрызгаться, короче, удочка-то длинная, вот он и отходит с ней все дальше и дальше, одной-то рукой, да еще с такой удочкой, подсекать, ох, как неудобно, но и рыбу-то проворонить кто ж пожелает, короче, в лунке-то рыба и застряла совсем, не пролазит ни в какую, вот он над головой одной рукой с удочкой махает, на помощь призывает, а другой рукой с этим делом тоже трясет, короче, совсем ему невтерпеж стало, тут он и догадался это… стал издалека в лунку нужду справлять, рыбину эту струей окатывать, думаю, лещ удивился очень… такому случаю, ну, вот тут-то я и подбежал помогать это… вытаскивать…
СЕДЬМОЙ МУЖИК. (Перебивает.) А у меня вот блесна. (Достает блесну). Диаметр - сто девяносто один, а здесь два радиуса - пятьдесят один и смещение, короче. Металл-то я люблю. Всю жисть я работал сварщиком. Выкинуть армию, так тридцать годов, наверное, отварил. Спец я по металлу. Сам-то сделаешь, душу вложишь, так вроде бы клевее, тогда то есть пойдет крупная рыба.
ПЯТЫЙ МУЖИК. Ну, вообще-то, оно по-разному бывает. Как-то я пробурился, полез в карман ящика за блеснами, смотрю, а он пустой. С вечера вовремя не собрался, ручку новую для удочки точил, блесны подбивал, а с утра впопыхах забыл. Пришлось у соседей попрошайничать. Они, конечно, давай уссываться, говорят, чем же ты, брат, вечером занимался, что с утра блесну забыл, а один разошелся, говорит, а причиндал свой ты у жены в кровати не забыл случайно, короче, в конце концов один мне дал блесну самую херовую, ну так я хожу по лункам, только и поспеваю вытаскивать, одну за другой, одну за другой, а у него – полный голяк, он на меня косится, зубами скрипит со злобы, а поделать ничего не может, сам же лоханулся… блесну мне эту выдал…
СЕДЬМОЙ. Брось байки-то травить.
ВОСЬМОЙ МУЖИК (достает и показывает лом – пешню). Пешня это, конечно, делается она разная. Некоторые есть делают легкую по перволетью. А у меня она сделана потяжелей, потому что она и на тонкий лед, и на толстый, и на всякий. Вес у нее три с половиной килограмма вместе с наконечником… я это мы завешивали. И этой пешней очень легко лед долбить, а вот легкой пешней уже такой лед… это только… я имею в виду до триста миллиметров можно легкой еще обходиться, а вот больше уже будет тяжело, а этой метровый лед, как говорится, легко рубится, потому что она уходит уже под своим весом, когда ее врубишь. Это своего рода еще ледоруб его называют… тоже также… Вот коловорот на толстый лед, особенно такой, как метровый, это очень хорошо… вот здесь уже нужен коловорот, так что коловорот в этом деле имеет большое преимущество, особенно и где толстый лед, так что все должно быть, как говорится, по всем правилам, где тонкий лед, то легкая пешня, где толстый лед – пешня и коловорот…
ДЕВЯТЫЙ МУЖИК. Пешню я делал сам тоже. (Достает и показывает свою пешню). Взял металл квадратный, не знаю, как называется, я его накалил до температуры, я ж служу на котельной эта… начальником смены… ну, в топке накалил его, молотком обработал, заострил, обточил на станке, взял - отрубил тридцать второй диаметр, вставил туда обрезок – заготовку для наконечника, сварил сам, в лесу вырубил палку подходящую, тоже ее обстругал рубанком, вставил, засверлил дырку в древке, чтобы пешня держалась и шнурок. Шнурок использовал от аккумулятора, ручку, что для переноски. В магазине я тоже не покупаю, потому что смысла ведь нет никакого, когда можно самому сделать, если умение есть и желание.
ПЯТЫЙ. А моя-то пешня, я вам скажу, вообще легендарная. Боевое, можно сказать, крещение прошла. Вот как-то весной был случай у нас, один рыбачок забухал на льду, заснул да и примерз. Пока спал, то есть, замерзание сильное случилось, да такое, что он и примерз ко льду. Бывает такое, что перепад температур такой сильный, что всякое может произойти. Вот короче, проснулся он и давай визжать, ногами-руками пошевелить не может, как на кресте распятый, лежит. Сбежались отовсюдова рыбачки, стали его ножиками перочинными отрезать. Да толку что… Резали-резали, замаялись, он кричит, помираю, мол, замерз до дна… Короче, тут-то я со своей пешней и подоспел, пригодилась она то есть… Стал я ей лед рубить, он и освободился тогда только, вот какая у меня пешня-то.
ДЕСЯТЫЙ МУЖИК. А у меня вот половник какой есть. (Достает и показывает половник). Выточил ручку, просверлил, забил, трубку медную нашел, достал круг, вот так согнул, просверлил на шестерке, заклепал сам половник, заточил края, чтобы можно было лед в лунке разбивать и выбрасывать, а то не успеешь оглянуться, как лунку-то ледок затянет, короче, все отлично получилось, главное, надежно очень, твердый, стоячий, стучать им можно (стучит).
ДЕВЯТЫЙ МУЖИК. Смотри, опять вертушка!
ДЕСЯТЫЙ. Да снова не за нами. Больно высоко летит.
ВОСЬМОЙ. Да, на тот край небось. Километров за десять отсюдова. Подождем.
ДЕВЯТЫЙ. Да на кой они нам… Скоро уже наши появятся.
ДЕСЯТЫЙ. Холодно только. Темнеет уже. (Закуривает). Вот еще бур у меня самодельный. (Показывает бур). Мне нравится, что у него круглые ножи, диаметр лунки большой. Собирается весь, не то что там какие-то винты, болты… трубочки подымаешь, складываешь… очень удобно. Можно сказать, на любую погоду годится, вот даже весной, когда лед мокрый, и вода стоит. Такому-то льду мокрому хоть бы что… обычным буром его хрен возьмешь. Резать его бур не режет, а просто в лед вгрызается, да еще если крошки много, в воде-то, то его там замуровать может, как цементом схватывает и все тут… вот он и торчит изо льда как штык какой… вот так (показывает жестом).
ОДИННАДЦАТЫЙ МУЖИК. Щас все есть в магазине, мормышки, крючки, удочки, замечательно, щас все можно взять, но все дорого, я прямо скажу. (Достает и показывает коробочку от мотыля). Эту коробочку под мотыля подарил мне товарищ. Ходил к художникам он там. Они очень хорошо умели из пенопласта делать эти коробочки под мотыля, склеивали его, значит. Сделали ему одну штучку и мне он подарил. Так что это как бы память моего друга. Щас-то мы, конечно, как говорится, уже не встречаемся, я ушел с завода, а раньше, когда ездили вместе на рыбалку, то встречались часто, так что это вот память осталась.
ДВЕНАДЦАТЫЙ МУЖИК. (Показывает свою коробочку). А я сам сделал, когда работал я, зубилом выдолбил из пенопласта, и вся коробка, они удобные очень, ну, я на червя ловлю-то, во, закрыл ее, а мотыльницы продают круглые, они нехорошие, они мерзнут, ёптыть.
ОДИННАДЦАТЫЙ МУЖИК (подхватывает). А почему мотыля держат в этой коробочке, потому что он не замерзает, вот делаются маленькие в крышке отверстия, чтоб он не запаривался, чтоб он, как говорится, дышал, и дольше им можно пользоваться.
ДВЕНАДЦАТЫЙ. Ой, кто это?
ОДИННАДЦАТЫЙ. Откуда это он взялся?
ПЯТЫЙ. Привидение, ёптыть! (Вскакивает и от неожиданности проваливается ногой в самую широкую лунку). Мать твою, да я в лунку провалился! (Пристально смотрит вдаль.) А, да это ты… обознался, ч-черт…
ТРИНАДЦАТЫЙ МУЖИК. (Подходит к мужикам издалека и ничего не показывает. Обращается к двенадцатому.) Ты что руками машешь, судака поймал?
ДВЕНАДЦАТЫЙ. Да нет, так сижу, а машу для сугрева.
ТРИНАДЦАТЫЙ. А-а-а… (Задумчиво смотрит на разложенные на льдине предметы). В магазине щас все есть, но свое-то не хуже. Чего это я буду покупать, если сам могу. Купить, это и дурак может, только зачем? Если сам можешь лучше, зачем покупать? Я ж не ворую, вон как эти на мерседесах. Жизнь сейчас, конечно, не та пошла. Мы ж раньше и зарабатывали, и все что нужно было. А щас? Завод стоит, денег не плотят, а технику какую раньше делали! Все было - и титан, и нержавейка, и плексиглас, и эбонит, полиуретан, кислота - какая хочешь. А щас? Все развалили... Но руки то помнят, мастерство, его, как говорится, не пропьешь. Хожу на завод – дома-то чего делать? Телевизор смотреть? А там все свои, придешь, потреплешься, поделаешь что-нибудь, глядишь, день и прошел. Вот снаряжение свое сыну на день рождения хочу подарить – денег-то нет, чтоб подарки покупать. А он раньше в милиции работал, я все шучу, ему говорю, хватит, мол, человеков ловить, пора на рыб переключаться, вот он и стал потихоньку рыбалить, иногда так неплохо приносит… по нынешним временам, конечно. Теперь-то он, как и я, в спасатели подался, общественные… на общественных, как говорится, началах. Вот… А снасти-то нормальной у него нет. Да и на память обо мне сыну будет, - скоро ведь помирать, чего там... Раньше-то как… Тут фрезой выбрал, здесь просверлил. И все дела. А щас… Рыбалить-то я с детства пристрастился. Вначале, понятно, летняя была. У меня друг был детства, Ванька Коростылев. Мы с ним летом к бабкам в деревню приезжали. А в нашей деревне речка Проня течет. И мы с ним познакомились именно на речке, когда рыбу ловили. Пацанами еще были, ловили в основном на удочку и донки. Когда мы с Ванькой познакомились - стали вместе рыбалить. А у ванькиной бабки была скотина, корова, овцы, поросенок и, соответственно, большие кормовые корзины, - чтобы для скотины. Я Ваньке предложил попробовать ловить рыбу корзинкой. Ванька сначала отказывался, потому что дохляк был, а я посильнее был. И боялся, что намокшую корзину он не поднимет. Но я его уговорил. И стали мы с ним рыбу по кустам корзиной ловить... А надо тихо ходить, чтобы рыбу не распугать, и несколько раз мы с ним видели в кустах больших рыбин, правда, ни разу не поймали. Тогда решили сделать острогу. Если корзинкой не получается, то острогой достанем. И начали мы делать остроги. Напильниками вилы старые затачивали, какие-то железяки, - много было вариантов. Но поймать нашими острогами так ничего и не удалось за все лето. На следующий год мы опять в летние каникулы встретились, и Ванька говорит: "Я знаю, почему рыба не ловится. Потому что остроги неправильные. Надо грамотную острогу сделать. Дядька мой вон острогой каждый раз приносил. Надо к нему сходить". Пошли мы в соседнюю деревню, где дядька жил, увидали его острогу и обалдели. Ванька его стал просить, чтобы он нам такие сделал. Он пообещал, но сделал одну и сказал, что нам и одной на двоих хватит… Так что вторую я сам уже сделал. Вот эту… (Неожиданно достает из-за пазухи и показывает летнюю острогу. Держит ее высоко над головой, как трезубец. Все изумленно смотрят. Затем вдруг скидывает с себя всю одежду. Остается в набедренной повязке. Сверху на одежду кладет острогу. Дальнейший монолог продолжает обнаженным.) С тех пор, с самого, можно сказать, сызмальства, все сам и делаю… Потом уже, повзрослев, на зимнюю перешел. Первый раз свой хорошо помню… Рукавицы себе сделал из суконки, пальто старое пошло. На морозе-то оно как… (неожиданно заводится) мормышишь, а когда подсекаешь одной рукой-то, надо сбросить рукавицу со второй, на… смахнуть то есть, потом голой рукой леску перехватить, на… так же вторую рукавицу сбросить, на… и уже обеими руками-то выбирать, на! Подвел к лунке рыбину, на… завел ее туда и аккуратненько тащишь, на! Потом голой рукой за зябры - хвать! И на лед, на! Руки дубеют, на… вытираешь их от слизи тряпкой, на… в лунке сполосной, на… и-и-и обратно в рукавицы, на! А ветер-то дует, на… леска тоненькая, с-с-сука, п-путается, на… за лед цепляется, на… так что вяжутся узелки и петли, на! Пока распутаешь – окоченеть можно, на!!! Так что в тот раз я домой пустым пришел, на… Потом-то конечно навострился… полные рюкзаки притаскивал да еще с верхом (переводит дыхание)… во-о-от с таким (показывает, широко разводя руками). Да-а-а… До станции с трудом дотащить мог. Вот так вот шел (сгибается до земли и встает на четвереньки.) Чего скалитесь? Зря смеетесь-то… (Поднимается.) Раньше-то так оно и было. Теперь ведь настоящего леща уже нет. Лет десять как. А раньше… Было время… Щас-то… Что остается? Только вот завод… хожу по старинке… да рыбалка. Голод не тетка, а холод, как говорится, не плетка. Когда жрать нечего. Да и люблю я это дело. Лед, лунка. Спокойно все. Уйдешь подальше от бухариков, болтунов всяких… Сидишь один, молчишь, думку думаешь, как философ какой старинный… Вот… (Задумывается). А толку что. Раньше-то все было. А щас… Уходит рыба. Да и вообще… Нет ничего. (Бормочет что-то невнятное себе под нос. Слышится что-то типа: “И нет никого… кроме одного…e ) Полный пиздец. Все. Приехали… Холодно что-то сегодня. Дальше пойду. Как говорится… аллилуй-`я.
ПЯТЫЙ. Куда это ты?
ТРИНАДЦАТЫЙ. Домой пора. Вон лодка моя стоит. Садитесь, если что. (Пятому.) Вот держи… ключи. (Нагибается, вынимает из кармана ключи и дает Пятому. Затем берет острогу и уходит).
ДВЕНАДЦАТЫЙ. Ну что, пойдем?
ХОР. Погребли, ребята!
(Все уходят).

ГОЛОС ДИКТОРА. Тринадцать погибших и масса обмороженных - таков печальный итог трагедии, разыгравшейся в воскресенье и понедельник на Жижском озере.
До наступления темноты спасателям Министерства оперативного реагирования на вертолете Би-8 удалось эвакуировать около пятидесяти человек, после чего операция была приостановлена до рассвета. В тот же вечер к спасению земляков подключились жители деревни, вышедшие в озеро на катерах и весельных лодках. И незадолго до полуночи появились первые жертвы. В темноте на льдине началась паника, в лодку одного из селян село слишком много людей, и она, не выдержав нагрузки, перевернулась. Двенадцать человек, попавших в ледяную воду, спасти не удалось. Еще один человек погиб при попытке самостоятельно добраться до берега.
Операция по спасению продолжалась с рассвета, когда гигантская льдина уже раскололась на две части, и завершилась вчера в два часа дня. К силам МОР добавились вертолеты частных авиакомпаний и полиции города, и всего за два дня силами ста одиннадцати спасателей при помощи четырех вертолетов Би-8 и катера на воздушной подушке "Леопард" удалось спасти девятьсот девяносто девять мужчин, женщин и детей: триста тридцать три в воскресенье и шестьсот шестьдесят шесть - в понедельник. Часть спасенных была срочно госпитализирована с обморожением конечностей разной степени тяжести.
Один час пользования вертолетом стоит девятьсот девяносто девять долларов. Так что за "папанинцев с удочками" собираются всерьез взяться власти области и города. Так, губернатор нашего города на вчерашнем заседании городского правительства во всеуслышание предложил пороть спасшихся рыбаков. "Уже на берегу надо выдавать палками на полную катушку. Порку им надо устраивать", - сказал губернатор.

КОНЕЦ