БИБЛИОТЕКА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

сто первый километр
русской литературы



Главная > Драматургия > Виталий Витальев

Виталий Витальев


Все на мази

 

текст опубликован:

майские чтения #5

Трагедия с участием женщины


Действующие лица:
Штамм.
Леонид
Консьерж.


Квартирка на верхнем этаже неказистого дома. Обстановка оставляет желать лучшего, что с успехом и демонстрирует. На сцене стол, на столе бутылка вина, пара тарелок, ваза с цветами. За окном проплывают столы, заставленные пирогами, блюда с жареной дичью, кровати заваленные периной. Вокруг стола суетится Штам, расставляя скудный сервиз.
 
Штамм. Ну вот, кажется, и все. Осталось только дождаться Луизу и можно начинать. Сегодня я сделаю ей предложение и прощай холостяцкая жизнь. Я уверен, она не сможет мне отказать, после того, что между нами было. И, что с того, что только один раз, что с того, что так ничего и не получилось… Я уверен… Я чувствую. Да, что это со мной, я разговариваю сам с собой. Да, поменьше мне надо смотреться в зеркало.

Стучат в дверь.
 
Штамм. Это она. (становится в позу Наполеона) Входите.
 
Входит Леонид.
 
Штамм. (удивленно, быстро меняя позу) Вы кто?
Леонид. Леонид.
Штамм. Что вам надо?
Леонид. Мне? Ничего.
Штамм. Тогда, что вы здесь делаете?
Леонид. Как видите стою, и, честно говоря, с нетерпением жду, когда вы предложите мне прилечь, вы уж простите, но сидеть мне нельзя, врачи не рекомендуют.
Штамм. Я спрашиваю, почему вы вошли?
Леонид. Как почему, вы же сами меня пригласили.
Штамм. Я вас не приглашал.
Леонид. Но вы сказали: “Входите”.
Штамм. Сказал, но не вам.
Леонид. Если не мне, тогда зачем сказали?
Штамм. Откуда мне было знать, что стучите вы?
Леонид. А откуда я мог знать, что вы приглашаете не меня.
Штамм. Хотя бы потому, что вас здесь не ждут.
Леонид. Откуда же мне было знать, что меня здесь не ждут.
Штамм. Потому что мы с вами не знакомы.
Леонид. Так давайте познакомимся.
Штамм. Не хочу я с вами знакомиться, подите прочь.
Леонид. Какой вы невежливый, видно вы меня так и не пригласите прилечь. (подходит к дивану и вальяжно на нем располагается)
Штамм. Что вам от меня нужно?
Леонид. Я же вам говорю: “Ничего”
 Штамм. Тогда идите куда шли.
Леонид. Не могу.
Штамм. Черт возьми, почему же?
Леонид. Потому что, в отличии от вас, я воспитанный человек и не могу после приглашения вот так взять и уйти.
Штамм. А вы попробуйте.
Леонид. Не буду пробовать, и не просите, не могу и все.
Штамм. Но вы не можете здесь остаться.
Леонид. Отчего же?
Штамм. Этого я не могу вам сказать.
Леонид. Сдается мне вы, что-то недоговариваете.
Штамм. Мало ли чего вам там сдается, я имею полное право, я у себя дома.
Леонид. А я ваш гость.
Штамм. Вы нежданный гость.
Леонид. Но все же гость.
Штамм. Прошу вас уйдите.
Леонид. Скажите почему.
Штамм. А вы обещаете уйти?
Леонид. Нет, не могу же я знать, что вы мне скажете.
Штамм. Тогда я вам ничего не скажу.
Леонид. Дело ваше. Налейте мне вина, будьте гостеприимней.
Штамм. Уйдете вы, наконец, или нет?
Леонид. М-м-м, скорее нет.
Штамм. Я вызову полицию.
Леонид. И что вы им скажете?
Штамм. Что вы вломились ко мне.
Леонид. А где свидетели, где доказательства, где факты? У вас даже ничего не разрушено.
Штамм. Ах, вам нужны разрушения, сейчас они будут. (хватает вазу с цветами)
Леонид. Ай-яй-яй-яй, как некрасиво вы себя ведете. Вы готовы разбить такой редкий предмет искусства? И вам его не жалко?
Штамм. Нисколько.
Леонид. Тогда хоть себя пожалейте, вы выглядите смешным.
Штамм. (ставит вазу на место) Но что же мне делать?
Леонид. Налейте мне вина.
Штамм. Ни за что.
Леонид. Вы такой жадный?
Штамм. Я не жадный я принципиальный.
Леонид. Ваш принцип никому не наливать вина?
Штамм. Почему никому? Друзьям я охотно его наливаю.
Леонид. Значит я вам не друг?
Штамм. А вы уже и другом моим хотите стать? Не много ли для первого раза?
Леонид. А почему бы, собственно и нет, всем нужны друзья.
Штамм. Я не хочу, чтобы вы были моим другом.
Леонид. А я хочу.
Штамм. (умоляя) Ну оставьте вы меня в покое, что я вам такого сделал?
Леонид. Простите, но вы же сами меня пригласили, я вас за язык не тянул.
Штамм. Прошу вас уйдите, вы не можете остаться.
Леонид. Да почему же не могу?
Штамм. Хорошо, я скажу вам, только обещайте, что не будете смеяться.
Леонид. Ну, это смотря, что вы скажете.
Штамм. Я жду девушку.
Леонид смеется.
Штамм. Я же просил вас не смеяться.
Леонид. Да, нет я смеюсь не из-за того, что вы ждете девушку, а от того, что вы не могли мне сказать этого раньше. Что в этом такого?
Штамм. В самом факте ее прихода, действительно нет ничего предрассудительного, но я полагаю, что сегодня мы будем с ней интимны.
Леонид. И что с того?
Штамм. Как что? Если вы останетесь, никакого интима не будет.
Леонид. Да неужели вы думаете, что я никогда не был интимен с девушкой и не знаю, что это такое.
Штамм. Ничего я не думаю.
Леонид. Думаете, думаете. Не переживайте я вам не помешаю. Как ее, кстати, зовут?
Штамм. Какое вам дело. Вперлись ко мне, разлеглись на моем диване, требуете вина, а теперь еще и с девушкой моей хотите познакомиться.
Леонид. С чего это вы взяли?
Штамм. А то я не понимаю к чему вы клоните.
Леонид. Объясните мне пожалуйста, к чему я клоню.
Штамм. Вы хотите отбить ее у меня.
Леонид. Вот как? Вы уверены?
Штамм. Вполне.
Леонид. Не ожидал я такого от вас услышать. Вы вообще за кого меня принимаете? Вы что думаете я не знаю правил этикета? Да и зачем мне вообще нужна ваша девушка, если я даже в глаза ее не видел? Может она уродина какая?
Штамм. Что-о?
Леонид. Когда узнаешь вас все больше и больше, это первое, что приходит в голову.
Штам. Ну это уже перешло всякие границы. Я прощаю вам то, что вы вломились ко мне, прощаю то, что залезли на диван, так и быть прощу и вино, но этого я простить не могу.
Леонид. И что дальше?
Штамм. (кричит) Во-о-он.
Леонид. Так-то вы принимаете гостей. Для вас, что законы гостеприимства не писаны?
Штамм. Плевать я хотел на ваши законы. Подите прочь.
Леонид. Вы это твердо решили?
Штамм. Крепче кремния.
Леонид. А если я сейчас выйду, дождусь, когда к вам пойдет ваша девушка, и расскажу ей какой вы есть на самом деле невоспитанный человек. Ведь вы наверняка прикидываетесь перед ней кроткой овечкой.
Штамм. Мерзавец, вы не посмеете сделать этого.
Леонид. Но вы же смеете вот так бесцеремонно выпроваживать меня.
Штамм. Знаете что, я сейчас возьму вас за шиворот, и как котенка, и вышвырну за дверь.
Леонид. Ну, это только усугубит ваше положение, к тому же я на много вас сильней, ведь я полжизни провел на рудниках.
Штам садится за стол и закрывает лицо руками.
Штамм. Прошу вас уйдите.
Леонид. Не могу.
Штамм. Я сейчас заплачу.
Леонид. Плачьте, в большинстве случаев это отлично помогает.
Штам начинает всхлипывать.
Леонид. Так вы нальете мне вина или нет?
Штам всхлипывает еще громче. Пауза.
Леонид. Ну хорошо, я скажу вам зачем я пришел.
Штам перестает хныкать и поднимает голову.
Леонид. Я пришел сказать вам, что ваша девушка не придет.
Штамм. То есть, как это не придет? Что вы такое говорите?
Леонид. Я говорю то, что знаю, она никогда больше к вам не придет.
Штамм. (уныло) Она встретила другого?
Леонид. О нет, нет, не думайте так о ней, она встретила кое-кого другого.
Штамм. (настороженно) Кого другого?
Леонид. Что? Я сказал другого? Ах, простите меня, совсем заговорился. Другую, она встретила другую.
Штамм. (изумленно) Что? Другую?
Леонид. Ну да.
Штамм. (брезгливо) И кто же она?
Леонид. Смерть.
Штамм. Смерть?
Леонид. Смерть. Ваша девушка погибла.
Штамм. А-а, понимаю, вы продолжаете надо мной издеваться.
Леонид. Да, нет же, я и не думал над вами издеваться, надо же мне было как-то вас подготовить к этому трагическому известию.
Штамм. Я вам не верю.
Леонид. Зря. Когда ваша девушка должно была прийти?
Штамм. Полчаса назад.
Леонид. И ее до сих пор нет.
Штамм. Она задерживается, вы же знаете девушек.
Леонид. Я знаю и кое-что еще.
Штамм. Что?
Леонид. Ваша девушка задержалась навсегда там, откуда она выбраться не в силах.
Штамм. Прекратите надо мной издеваться.
Леонид. Примерно такой реакции я и ожидал. Вот, что значит хорошо подготовить человека.
Штамм. Мне уже порядком надоело, что вы меня постоянно изводите своими дурацкими высказываниями.
Леонид. Увы, мой друг, увы. Поверьте мне, на этот раз мои высказывания не имеют цели расстроить вас.
Штамм. Ну и как же она погибла?
Леонид. Трагично, очень трагично. Я вам все расскажу, но сначала свыкнитесь с мыслью, что это произошло.
Штамм. Предположим я свыкся.
Леонид. Ладно, тогда слушайте. Она собиралась ехать к вам на автобусе. На остановке была ужасная давка. Когда автобус подъехал, толпа хлынула к его распахнутым дверям, подхватила вашу девушку и стала увлекать ее внутрь, но каким-то непостижимым образом она выпала из толпы и угодила прямо под колеса. То, что я вам дальше не расскажу, было ужасно.
Штамм. Но вы-то откуда это все знаете.
Леонид. Неужели так трудно догадаться, я стоял на остановке и все видел, а когда все произошло, я первым подбежал к ней на помощь, но она успела только прохрипеть ваш адрес. Вот и все.
Штамм. Ерунда все это, я вам не верю.
Леонид. Не думайте, что я удивлен, ваше поведение точно укладывается в психологический портрет человека получившего такие известия.
Штамм. Да ну, вы еще и психолог?
Леонид. Иногда приходится им быть, и как психолог говорю вам, скоро вы со мной согласитесь.
Штамм. Еще чего.
Леонид. (смотрит на свои часы) Это произойдет через полминуты.
Начинают громко тикать часы, отсчитывая указанный срок. Через полминуты часы бьют полночь.
Штамм. Она не придет.
Леонид. Не придет.
Штамм. Все кончено.
Леонид. Ну допустим не все.
Штамм. Не перебивайте. Так значит это все правда.
Леонид. Правда, дорогой вы мой, правда.
Штамм. Это ужасно.
Леонид. Согласен.
Штамм. И что мне теперь делать?
Леонид. Налейте вина.
Штамм. Вы правы, теперь уже нет смысла держать непочатую бутылку.
Открывает вино, разливает по бокалам, дает один Леониду.
Штамм. Даже не знаю за, что предложить выпить.
Леонид. Давайте выпьем ради самого процесса.
Штамм. Давайте.
Выпивают.
Леонид. И этим вы собирались поить девушку?
Штамм. Да, А что?
Леонид. Если бы она пришла к вам и вы налили бы ей это лошадиное пойло, ваши шансы были бы невелики.
Штамм. Прекратите мне и так тяжело.
Леонид. А с этого вина, вам будет еще тяжелее.

Пауза.

Штамм. Она сильно мучалась?
Леонид. Что простите?
Штамм. Я спрашиваю, она сильно мучалась?
Леонид. Трудно сказать, ее лицо превратилось в сплошное месиво, а спросить об этом было бы неделикатно.
Штамм. А во, что она была одета?
Леонид. Во что-то зеленое, к сожалению не могу сказать во что именно, всю одежду намотало на колесо.
Штамм. Это было платье. (всхлипывает) Я помню ее в нем.
Леонид. Ну не плачьте, налейте мне еще вина.

Послушно наливает.

Леонид. (спохватываясь) Ах, да, вам же наверное нужна новая подружка? Могу кое-что предложить.
Штамм. Что вы как можно, я любил только Луизу и всегда буду ее любить.
Леонид. Что ж, это отрадно, но нельзя же остаток жизни убиваться по погибшей невесте.
Штамм. Да.
Леонид. Ну так я позвоню.
Штамм. Нет.
Леонид. Такую вечеринку отгрохаем.
Штамм. Не стоит.
Леонид. Вы мигом забудете о своих горестях.
Штамм. Но я не хочу о них забывать.
Леонид. Вы ее любили.
Штамм. И сейчас люблю.
Леонид. В каком-то смысле и это вполне естественно.

Пауза.

Штамм. Я должен пойти к ней.
Леонид. Как это?
Штамм. Я встану на подоконник и шагну к ней.
Леонид. Нет, вы этого не сделаете.
Штамм. Почему?
Леонид. Потому что все подумают, что это я вас вынудил.
Штамм. Я напишу вам расписку, что вы здесь совершенно ни при чем.
Леонид. Это очень благородно с вашей стороны, но может быть все-таки не стоит?
Штамм. А зачем мне жить?
Леонид. Ну не знаю, остальные же зачем-то живут.
Штамм. У них у всех погибли невесты?
Леонид. Нет, но у них умирают родители, друзья, родственники, домашние любимцы, наконец.
Штамм. А у меня умерла невеста.
Леонид. Тоже мне событие, она хоть давала вам свое согласие?
Штамм. Не давала и что с того. Мне от этого не легче. Нет, я твердо решил отправиться к ней.
Леонид. Что ж, этот диван свидетель, я сделал все, что мог.
Штамм. Да, вы здесь ни при чем.
Леонид. Тогда не сочтите за бюрократизм, напишите расписочку, что я не при чем, а то ведь вы туда отправляетесь, а я тут остаюсь.
Штамм. Да, да обязательно напишу.
Достает блокнот, что-то пишет, вырывает листок и отдает его Леониду.
Леонид. (прочитав) Вот так оно лучше будет, а то ведь сами понимаете, заклюют меня здесь.
Штамм. Я все понимаю. (влезает на подоконник)
Леонид. Да, еще одно, совсем маленькое дельце.
Штамм. Да?
Леонид. Точнее даже не дельце, а просьба.
Штамм. Я слушаю вас.
Леонид. Раз уж вам теперь все равно, не пожертвуете ли мне свою квартиру, а то я как раз собирался жениться, а привести молодую некуда.
Штамм. Вы собираетесь жениться?
Леонид. Так уж получилось, кому-то везет, кому-то нет.
Штамм. Вы правы, всегда почему-то так и выходит.
Леонид. Но я ведь не виноват, что оно всегда так выходит.
Штамм. Я вас не виню. А почему бы собственно и нет. Все равно у меня никого не осталось.
Леонид. Так я могу надеяться?
Штамм. Да, эта квартира ваша.
Леонид. Неплохо бы и документик какой получить.
Штамм. Да, да, простите. (достает бумаги, что-то пишет) Будьте здесь счастливы, надеюсь вас не постигнет моя участь. (отдает бумаги Леониду) Пусть хоть кому-то станет лучше от моего несчастья. Прощайте. (выпрыгивает в окно)
Леонид. (ухмыляясь) Прощайте, наивный простофиля. (смотрит в бумаги, после чего прячет их во внутренний карман пиджака) Теперь-то нам есть где поселиться с Луизой. А здорово она все это придумала. Нет, мне даже страшно иногда становиться до чего она умная. Ведь все предвидела.
Подходит к столу, наливает в бокал вино.
Жалкий недоумок, подумать только, и такой идиот собирался сделать предложение моей Луизе. (медленно пьет)

Неожиданно вбегает взъерошенный консьерж.

Консьерж. Где господин Штам?
Леонид. (загадочно улыбаясь) Он в ванной. Что-нибудь ему передать, когда он выйдет?
Консьерж. Да, к нему шла госпожа Луиза и тут, на нее сверху упал какой-то сумасшедший, житья от них не стало, такая толпа собралась, не пробьешься, скажите ему, чтобы спустился вниз. Хорошо? (выбегает)
Леонид. (несколько секунд стоит в оцепенении) Погодите меня, я с вами.
Бежит за консьержем. Навстречу ему, преграждая путь, входит гусарский духовой оркестр, играющий “Ты ж менэ пидманула, ты ж менэ пидвила”. Леонид пытается пробиться сквозь оркестрантов и его голос тонет в чарующих звуках бессмертного мотива.


P.S. Автор прекрасно понимает, что не каждый театр в состоянии пригласить духовой оркестр, да еще и гусарский, поэтому предлагает и другой финал, малобюджетный.
Леонид бежит за консьержем. Навстречу ему, преграждая путь, выходит толпа пьяных студентов, горланящих под гитару “Червону руту”. Леонид пытается пробиться сквозь оркестрантов и его голос тонет в чарующих звуках бессмертного мотива.