ГНОМ

Один невольно загрустишь,
Идя по берегу морскому…
Навстречу крошечный малыш:
"Ой-ой! Откуда взяться гному!?"

Не больше пальчика нога,
Но, право, шустрая такая;
С вершок - надбровная дуга,
В плечах все три, я полагаю.

Он поднял камень высоко,
Почти до правого колена,
Швырнул довольно далеко,
Летел тот камень, как полено.

"Да, ты силен, мой милый гном,
А где, дружочек, обитаешь?"
"Вдали скала, за ней мой дом,
Пойдем поближе, повидаешь".

И мы прищли в роскошный зал
В тени вечнозеленой пальмы:
Чеканным золотом сверкал,
Полы блестящие хрустальны.

Свистят - где дудка, где свирель,
Танцуют феи легкокрылы,
Там соловья я слышу трель:
"Где ты, мой друг? Вернись, мой милый!"

Огонь погас, густой туман,
Пропали дамы с господами;
Я обернулся: все обман -
Не видно гнома под ногами.



ТЮЛЕНЬ В СУЛ-СКЕРРИ


Няня, дева простая,
Вижу - люльку качает,
Слышу - песню поет:
"Спи, дитя, баю-баю!
Ничего я не знаю,
Где отец твой живет".

Возле самой кровати
Гость суровый некстати:
"Вот он я, твой отец,
Да, я беден, малышка,
Не сказать, чтобы слишком,
Но мой дом не дворец.

На земле не хозяин,
Я - тюлень в океане.
Не по мне материк,
Если плаваю в море,
Возвращаюсь не вскоре,
А мой дом в Сул-Скерри".

Положил на колени
В кошельке много денег:
"Ты возьми золотишко,
Платье купишь, обнову
Из сукна дорогого,
Но отдай мне сынишку.

Летним, солнечным днем
В море вместе уйдем,
Научу я сыночка
Все ветра понимать,
Паруса поднимать,
Выходить в одиночку.

Ты не будь сиротой,
Канонира женой
Стань законной и точка.
Глаз его самый верный,
И ядром самым первым
Он убьет и меня, и сыночка".

ГРАФ МАРРИ

Эй, где вы, горцы-храбрецы!
Где жители долин?
Враги сразили графа Марри,
Он на траве лежит один.

Ты - изверг, Хантли! Горе мне!
Да что там говорить!
Несите раненого Марри,
Не дайте графа погубить.

Он был смельчак и кавалер;
На скачках побеждать
Случалось часто графу Марри,
И королем он мог бы стать!

Силач и храбрый кавалер,
Когда играл в шары,
Известен стал повсюду Марри -
Прекрасный мастер той игры.

Галантный, бравый кавалер
И дамский ухажер,
Любовник нашей королевы,
Не знаю - правда или вздор.

О, Дама долго будет ждать
В Дон-замке у окна;
Ждать возвращенья графа Марри,
Как только кончится война!

ЭДВАРД, ЭДВАРД!

"А почему твой меч забрызган кровью,
Эдвард, Эдвард?
Так почему твой меч забрызган кровью,
О ком, о чем твоя печаль?"
"Убит мой самый лучший ловчий сокол,
Мама, мама.
Я сам убил тебя, мой смелый сокол,
О, сокол мой, тебя мне жаль!"

"Но нет, кровь птицы хищной, жадной,
Эдвард, Эдвард,
Нет, никогда не станет ярко-красной.
Мой сын, ты слышишь ли меня?"
"Друг верный, боевой, мне жаль гнедого,
Мама, мама,
Убил я собственной рукой гнедого,
Вернее не было коня".

"Да, старый конь был добрый и могучий,
Эдвард, Эдвард;
А молодые лошади не лучше?
Другая скорбь тебя гнетет".
"Убит отец мой дорогой, он мертвый.
Мама, мама,
Отца родного загубил. Он мертвый.
О, тяжкий грех меня убьет".

"Ты кару понесешь за преступленье,
Эдвард, Эдвард,
За грех равновеликим искупленьем?
Ответь, мой сын, скорей, я жду!"
"Под парусом корабль мой у причала,
Мама, мама,
Уж ветер буйный над волной крепчает,
Я в дальние моря уйду".

"Кому богатства, замок и поместье,
Эдвард, Эдвард?
Сокровища останутся на месте,
Земли твоей заманчив вид".
"В руины замки превращает время,
Мама, мама,
Пусть в пыль и прах разрушит башни время,
Меня ничто не соблазнит".

"А что жене останется и детям,
Эдвард, Эдвард?
Забыть не сможешь ни за что на свете,
Ведь ты уходишь навсегда".
"Велик наш мир. Когда нужду познают,
Мама, мама,
Пусть сами путь по жизни пробивают.
Их не увижу никогда".

"А матери, что мне ты оставляешь,
Эдвард, Эдвард?
Сынок мой дорогой, что пожелаешь,
Что скажешь мне в ответ?"
"Тебе проклятья ада посылаю,
Мама, мама,
Все муки ада выстрадать желаю,
За тот коварный твой совет!"

ДОМ У КОЛОДЦА

У богатой старухи три сына,
Дом стоит у колодца средь гор.
Враз собрались на поиски счастья,
Толстяки, крепыши на подбор.

Не прошло трех недель, не минуло,
А всего лишь неделя прошла
И все трое куда-то пропали -
Вскоре новость молва донесла.

Так недавно они расставались,
Трех недель не прошло, вот беда!
До старухи доносятся слухи:
Не видать ей сынов никогда.

"Беспрестанно пусть ветры бушуют,
Нескончаемы беды в морях,
Я всегда ожидаю живыми,
Возвратятся мои сыновья!"

На святого Мартына то было,
Когда ночи полны тайных грез,
Сыновья появились все трое
В шляпах белых нездешних берез.

Не растут по болотам и топям,
Замерзают в горах все подряд,
Под воротами райского сада
Три плакучих березы стоят.

"Эй, служанки, огонь разжигайте,
Из колодца несите воды,
Угощенье готовьте на праздник:
Сыновья избежали беды".

Постелила старуха постели,
Широки, по краям бахрома;
А затем, завернувшись в накидку,
На полу примостилась сама.

Поутру петухи запевают,
Голосят серый с красным не в лад.
"Нам пора, - старший братьям напомнил, -
Нам пора возвращаться назад.

На заре петухи раскричались,
Божью тварь разбудив там и тут;
Если вовремя мы не вернемся,
Нас мучения страшные ждут.

Полежать бы немножко в постели,
Но, увы, нам нельзя полежать.
Если нас не застанет, проснувшись,
То с ума вмиг сойдет наша мать.

Никого нет у матери нашей,
Посмотрите, где дремлет она.
Ноги нам принакрыла накидкой,
Прежде в ней согревалась сама".

Братья взяли накидку мамаши,
Чтоб повесить на крюк в уголок:
"Долго будешь висеть здесь за печкой,
Прежде чем кутать нас выйдет срок!

Ах, прощай, дорогая мамаша,
Дом родной и подворье, прощай!
До свидания, милая дева,
Нашей маме камин разжигай".

ДЖОН ИЗ БЕРВИКА

Сидит девица на крылечке,
Сложила руки на груди.
Походкой легкой парень бравый
Шагает мимо, не глядит.

"Куда идешь, - она спросила, -
В такой погожий, ранний час?
А по походке торопливой
Видать - совсем забудешь нас".

Взглянул на девушку сердито:
"Я не пойму, при чем тут ты?
Иду искать себе невесту,
Необычайной красоты".

"В цветах, на травах прошлым летом
Не ты ль играл в любовь? Ну, жди!
Я отомщу тебе, мой милый,
Зимой, когда пойдут дожди.

Мой дорогой, еще разочек
Придешь ли снова ты ко мне?
Не смей поглядывать на девок,
Не то я буду - на парней".

"Ты выбирай кого угодно,
А я так выберу одну,
Стройней, красивее, нежнее,
И никогда не обману".

Приподняла подол девица,
Идет за ним тропой одной.
Но он сказал: "Ты возвращайся,
И больше не ходи за мной".

"Мой дорогой, еще разочек,
Ужель ты не полюбишь вновь?
А не тебе ли отдавала
Я всю себя, мою любовь?"

Вошли под вечер в первый город,
Купил и брошку, и кольцо,
И приказал: "Ты возвращайся
Домой на старое крыльцо".

"Мой дорогой, еще разочек,
Ужель ты не полюбишь вновь?
А не тебе ли отдавала
Я всю себя, мою любовь?"

Подходят к городу второму,
Перчатки, муфту дарит ей,
Домой вернуться заставляет
И поискать других парней.

"Мой дорогой, еще разочек,
Ужель ты не полюбишь вновь?
А не тебе ли отдавала
Я всю себя, мою любовь?

Вот третий город показался,
Воспламенилась в сердце кровь.
Он полюбил еще сильнее
За сбереженную любовь.

Пришли в последний город вместе,
Он к свадьбе платье ей купил;
Она там стала первой леди,
Я сам тот город посетил.

НА МШИСТОМ БОЛОТЕ

На мшистом болоте,
Где рододендроны,
Девица в короне,
В цветах королева,
Когда расцветала,
Ночами вздыхала,
Семь дней отдыхала,
И все было мало.

А чем же кормилась
На мшистом болоте?
Зимою и летом
Всегда первоцветом
Той примулы новой,
Что всякому лаком,
И бледно-лиловой
Неяркой фиалкой.

На мшистом болоте
Что пить приходилось?
Да, капли на листьях
В любую погоду.
А утром росистым
Холодную воду
В прозрачном, бездонном
Источнике чистом.

А где приютилась
На мшистом болоте
В цветах королева?
А где ее замок?
В цветочке во всяком,
Но нет ей милее
Той розовой розы
И белой лилеи.

РАЗБОЙНИК НА ДОРОГЕ

"Эй, мальчик! Куда ты шагаешь?" -
Разбойник с дороги спросил.
"А в школу. Ты разве не знаешь?" -
Сказал, хоть бы шаг отступил.

"А спрятал там что за спиною?" -
Разбойник с дороги спросил.
"Да, книжки повсюду со мною", -
Сказал, хоть бы шаг отступил.

"В руках что несешь ты, детина?" -
Разбойник с дороги спросил.
"Не видишь, что торф для камина?" -
Сказал, хоть бы шаг отступил.

"Овечкам кто будет хозяин?" -
Разбойник с дороги спросил.
"Мы с мамой поделим их сами", -
Сказал, хоть бы шаг отступил.

"А сколько же мне-то оставят?" -
Разбойник с дороги спросил.
"Да всех с голубыми хвостами", -
Сказал, хоть бы шаг отступил.

"Тебя на кривой бы осине", -
Разбойник с дороги сказал.
"Без лестницы кто ж меня снимет?" -
Спросил и стоит, где стоял.

"Сломаться та лестница может", -
Разбойник с дороги сказал.
"На землю ты брякнешься тоже", -
Ответил, стоит, где стоял.

"А вдруг ты очутишься в море?" -
Разбойник с дороги спросил.
"Корабль поведу на просторе", -
Сказал, хоть бы шаг отступил.

"Кораблик тот может разбиться", -
Разбойник с дороги сказал.
"Случится тебе утопиться", -
Сказал и стоит, где стоял.

ГОРН - ЖЕНИХ

Горн холостой, но не свободен он.
"Откуда ты? В какой стране рожден?"

"А в той, в зеленой роще над рекой,
Где предки вспоминаются с тоской.

Служил у короля семь долгих лет,
Влюбился в Джин. Когда узнал секрет,

Король был возмущен, наверно, зря.
Отправил молодого за моря".

Дарил любимой брошь из серебра:
Семь жавронков - знак солнца и добра.

Джин подарила перстень золотой:
Алмазов семь в оправе непростой.

"Пока в кольце играют все тона,
Ты знай, что я люблю, вовек верна.

Когда алмазы потускнеют вдруг,
То значит, у меня есть новый друг".

Под парусом, под резвую волну
Уходит в незнакомую страну.

Однажды он на перстень поглядел:
Алмазов бледен блеск и потускнел.

И возвращается домой издалека,
Встречает по дороге бедняка.

"Старик, о чем в народе говорят?
Семь долгих лет я не был здесь подряд".

"По-старому живем без новостей.
Да наш король на свадьбу ждет гостей".

"Эй, нищета, одежду ты снимай!
А серого в подарок принимай.

Мне взять придется твой парик седой,
В моем я буду слишком молодой".

"Зачем тебе брать тряпки у меня?
А мне не надо доброго коня".

В конце концов под белым париком
Горн нищим нарядился стариком.

Бедняк в дорогу выехал верхом,
К невесте Горн отправился пешком.

К дворцу подходит, музыка слышна,
Спросил для Горна чашечку вина.

Гребенка золотая в волосах;
И с чашею китайскою в руках,

Веселая по лестнице сошла,
Вина ему любезно поднесла.

Взял чашу в руки, выпил всю до дна.
На дне кольцо заметила она:

"Не видела заморского кольца.
Наверно, снято с пальца мертвеца".

"Нет, перстенек не за морем купил,
Из ваших рук, мадам, заполучил".

"Расстанусь я с шелковою фатой,
Пойду с тобою девушкой простой,

Гребенку золотую я сниму,
Возьму с собой, как нищенка, суму".

"Зачем же драгоценности снимать,
Они всегда вас будут украшать".

Плащ бедняка он скинул вдруг с плеча,
На нем сияет золотом парча.

Жених нерасторопный к ней ходил,
И Горн его как раз опередил.

ПЕСНЯ О ДЕВЕ

Эта песня о Деве -
Красотой как заря;
Дева сыном избрала
Всей вселенной царя.

Появился нежданно,
Не во сне - наяву,
Как в апреле росинки
Ниспадают в траву.

Он явился к ней тихо
Воплощеньем мечты,
Так росинки в апреле
Попадают в цветы.

Он явился спокойно,
Возлежал рядом с ней,
Как в апреле дождинки
Средь зеленых ветвей.

Ни одна б не сумела,
Только Дева и Мать,
Только эта святая
Богородицей стать.

ПАСТУШОК

Целый день я пою: эге-гей!
Сколько радости в песне моей!

На зеленом холме пастушок
В белой шляпе, одет в кожушок,
Дудку, фляжку сложил в сундучок;
А по имени Ват-чудачок,
Славный сын пастуха средь полей,
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

Пастушок на холме возлежал,
Пса за пояс к себе привязал,
И недолго поспал-отдыхал,
"Слава Господи наш!" услыхал.
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

На холме встал пастух-соловей,
Окруженный отарой своей,
Он ладонь приложил у бровей,
Видит - звездочка крови алей.
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

"Я хочу, - пастушок говорит, -
Посмотреть чудодейственный вид,
Слушать ангельский хор, что звучит
Там, где звездочка ярко горит".
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

"До свидания, Молл, и ты, Билл,
Про меня говори: был да сплыл.
Вам желаю здоровья и сил,
Билл, тебе, чтобы в церкви звонил".
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

"Я пойду, где Христос был рожден,
Поджидайте под утренний звон;
Пес, овец отгони от копен,
Под рожок заведи их в загон".
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

В Вифлеем прибыл Ват наш пешком
И вспотел, быстрым был ходоком.
Он Христа видит в месте простом.
Где? В яслях меж ослом и быком".
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

"Дам, Христос, я пастушью дуду,
Сундучок и что в сумке найду.
Сам до дому к подруге пойду
И овечек в загон заведу".
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

"А теперь, милый Ват мой, прощай!"
"Леди, так пастушка называй
И Христа на коленях качай.
Эй, Иосиф, ты ей помогай!"
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

"Я надеяться, петь не устал,
Побывал при рождении Христа,
Полечу я в родные места
Счастья ждать, помолясь у креста".
Эге-гей!
На свирели никто не играл веселей.

ДЖОНИ ФЕЙ - ЦЫГАН

На поляне в усадьбе танцуют,
О любви хор цыганский поет;
Песни юное сердце волнуют,
В табор леди-красотка идет.

На крылечко впорхнула, как птица,
Миловидные девушки с ней.
Красоте мы должны покориться,
Но цыганские чары сильней.

Джони Фей завлекал, соблазняя:
"Я тебя украду, потерпи!
И клянусь на эфесе меча я,
Не догонит милорд нас в степи".

Всех бордовым вином угостила;
От имбирных настоек хмельных
Опьянела и щедро дарила -
С белых рук пять колец золотых.

"Ах, возьмите роскошные платья,
Подарите цветистую шаль.
Проклянут меня сестры и братья,
Никого позабыть мне не жаль.

Мы верхом перешли эти броды,
Лорд не бросил меня бы нигде;
В эту ночь стережет шайка сброда,
Я бреду босиком по воде.

А вчера сны в постели приснились,
Рядом был мой любимый милорд.
У костра на золе приютилась,
А вокруг все чужой мне народ.

Вышиваю красивым узором
Алый плащ с золотою каймой.
Джони ленты подарит мне скоро,
Не вернусь я к милорду домой".

Лорд вернулся, никто не встречает,
О прекрасной миледи спросил.
Плачет дева и молвит другая:
"Нашу леди цыган соблазнил".

"Эй, коня приведи вороного,
Для погони его подготовь!
Не до сна и вина мне хмельного,
Полечу, догоняя любовь".

Те пятнадцать здоровых и бравых
Не в счастливые дни родились;
Все погибли в той схватке кровавой
За распутный девичий каприз.

АЛИСОН ГРОСС

На высокой скале
Замок мрачный во мгле,
Ведьма Алисон Гросс одиноко живет;
И в жилище своем
На свиданье вдвоем
Соблазняет и речь сладкозвучно ведет.

И расческой густой
Белоснежной рукой
Кудри гладит мои, на колени кладет,
Говорит: "Будь со мной,
О, возлюбленный мой,
Все, что хочешь, возьми, что тебе подойдет".

Показала цветной
Алый плащ с бахромой,
Не жалея слова, продолжала хвалить:
"Дорогой, будь со мной,
О, возлюбленный мой,
Эту ценную вещь я могу подарить".

"Отойди-ка ты прочь,
Головы не морочь
И подальше, нечистая сила, держись!
Я не буду с тобой,
Не возлюбленный твой,
Сожалею, что здесь мы случайно сошлись".

Мягкий шелк кружевной
И с жемчужной каймой
Мне рубашку дает, завлекает, дразня:
"Милый мой, будь со мной,
О, возлюбленный мой,
Ты прелестный подарок возьми у меня".

Золотых девять ваз,
Ограненный алмаз
Показала она, чтоб меня удивить:
"Дорогой, будь со мной,
О, возлюбленный мой,
Это все я желаю тебе подарить".

"Отойди-ка ты прочь,
Головы не морочь
И подальше, нечистая сила, иди;
Если даже я груб,
Не коснусь твоих губ,
Хоть всем златом холодной страны награди".

Ведьма вздрогнула вдруг,
Осмотрелась вокруг
Дважды дунула в горн, а потом еще раз;
Помолилась луне,
Звездам тихим в окне…
(Проклинаю с тех пор день рожденья и час).

Прошептала слова.
Загорелась трава.
Начертила серебряной палочкой круг.
Где же сила моя?
Слабость чувствовал я,
И на землю упал как без ног и без рук.

Я - противный червяк,
На деревьях в ветвях
Обречен, заколдован навечно ползти.
Вспомнил те вечера,
Приходила сестра
По субботам всегда мне косичку плести

И несла каждый раз
Свой серебряный таз,
Гребень - голову мне на коленях чесать.
Но не жалко волос,
Ведьму Алисон Гросс
Зря тогда целовал, зла не мог отгадать.

А в канун всех святых,
День проказ молодых,
Когда ряженых поезд к реке подъезжал,
Захотела пешком
И цветущим лужком
Королева пройтись, я там рядом лежал.

В белы руки взяла,
На колени клала
И погладила трижды так нежно меня,
Что вернулся опять
В мою прежнюю стать
И с тех пор по деревьям не ползал ни дня.

ПРИЗРАК ВИЛЛИ

Так жалобно призрак бормочет
В дверях у Маргреты без толку,
И крутит, и вертит защелку,
То стонет, то плачет, хохочет.

"Ты, Филлип, отец мой? Забавно!
Ах, братец мой Джони, не ты ли?
То верный любовник мой Вилли,
В Шотландии бывший недавно?"

"Но нет, не отец твой, не Филлип,
И вовсе не Джони, не брат твой.
На родину прибыл обратно
Твой верный любовник, твой Вилли.

Маргрета, моя дорогая,
Скажи мне заветное слово,
Что любишь и веришь. Я снова
То слово услышать мечтаю".

"Меня не взволнуешь мольбою,
А клятву на верность навечно
Скажу я в беседке над речкой,
Лишь в губы целуясь с тобою".

"Но как мне в беседку пробраться,
Мне, призраку, в пору ночную?
А в губы когда поцелую,
Дни жизни твоей сократятся.

Маргрета, моя дорогая,
Скажи мне заветное слово,
Что любишь и веришь. Я снова
То слово услышать мечтаю".

"Слова о любви бесконечной
Скажу на церковном кладбище,
Где бесится ветер и свищет -
С колечком в фате подвенечной".

"Но прах мой далеко за морем
Засыпан чужою землею;
Мой призрак с пустою душою
В любви объясняется с горя".

Молилась и к небу взывала,
А сердце и плачет, и ноет:
"Бог душу твою успокоит", -
Заветное слово сказала.

И юбку в зеленую клетку
У белых колен подтыкала,
Всю ночь напролет убегала -
Покойник за нею в беседку.

"В ногах, в изголовье, о, Вилли,
Ужель не найдется мне места,
Навечно твоя бы невеста
Под боком лежала, мой Вилли".

"Но нет в изголовье, Маргрета,
В ногах и под боком нет места,
Моя дорогая невеста,
Так узок мой гроб, о, Маргрета".

И красный петух голосистый,
И серый распелись до света.
"Пора мне, пора, о, Маргрета,
Уйду по дорожке росистой".

Вот все, что печально со стоном
Бесследно в туман уплывая,
Тот призрак сказал, оставляя
Ее в одиночестве полном.

ГЛЕНЛОДЖИ

К замку подходят
Двадцать четыре
Всадника бравых.
Гленлоджи - рыцарь
Самый красивый,
Но своенравный.

Леди Джин Мелвил
Вниз по ступенькам
Резво спустилась.
Гленлоджи - вот он,
С первого взгляда
Дева влюбилась.

У пехотинца
Тут же спросила:
"Век не забуду,
Воин, скажи мне
Рыцаря имя,
Родом откуда?"

"Гленлоджи кличут,
В смелости равных
Мало найдется.
Родом он - Гордон,
Джоном зовите,
Он отзовется".

"Гленлоджи - рыцарь,
Смелый и гордый,
Будь благосклонен,
Сердце пылает
Страстной любовью.
Ты лишь достоин!"

Он обернулся
И улыбнулся,
Молвил надменно:
"О, леди Джини,
Я вам не пара,
Нет, несомненно".

Девушки в спальне
Стелят постель ей,
Греют перину;
Дева со злости
Перстни швыряла
В пламя камина.

"Дам я ботинки
Славному парню,
Если посланье
Гленлоджи вручит,
Рыцарю скажет
Время свиданья!"

С хитрой усмешкой
В шумном застолье
Взял он письмишко:
"Кажется, право,
Девы младые
Дерзостны слишком.

Как разгадаю
Думы, мечтанья
Юной девицы?
Джини решила
С жизнью расстаться
И удавиться.

Быстро седлайте
Мне вороного,
В место святое,
В Бетельни еду.
Встречусь я с Джини -
Дело простое".

В Бетельни въехал
И осмотрелся:
Скука повсюду.
Девы родитель
Смотрит печально.
Верить ли чуду?

Ближе подъехал -
В доме покойник,
Плач и рыданья,
Волосы рвали.
Не до веселья -
Вопли, стенанья…

Бледные щеки,
Тусклые очи -
Бедная дева.
Гленлоджи входит -
Вдруг покраснела,
Порозовела.

"О, Джини Мелвил,
Да, повернись же,
Вот твое место,
Сядем мы рядом:
Буду жених я,
Ты будь невеста".

Свадьбу с приданым
Пышно гуляли,
Музыка, танцы.
Юная Джини,
Лет ей так мало -
Вряд ли шестнадцать.

ДЖОН ДОРИ

На праздник веселый случилось,
В зеленые святки то было;
Джон Дори в Париж отправлялся
На старой ленивой кобыле.

Подъехал он к городу вскоре,
Приблизился смело к проходу,
Привратник был парень толковый:
Гость прибыл высокой породы.

Король вышел первым навстречу,
Спросил, чем он мог быть полезен, -
Джон Славный во Франции правил.
Джон Дори чрезмерно любезен:

"Прости, о, король мой, сеньор мой.
Гуляет народ с перепою.
Вся добрая Англия пляшет,
Свяжу, приведу всех толпою".

Николь - мореход корнуольский,
В Богайде строитель и плотник,
Он черный свой барк снаряжает,
А весел на борт по полсотни.

"Эй! Юнга, на марс поживее,
Смотри-ка, что видно на море".
"Ого! Там на шхуну похоже,
Мне кажется, будто Джон Дори".

Поставили грот и брам-стаксель,
Фор-марсель, бизань поднимали,
Сражались упорно и стойко,
Позиций своих не сдавали.

Орудия грозно грохочут,
Усердно дробь бьют барабаны,
А трубы взывают к отважным:
"Вперед, моряки, капитаны!"

Затем - абордажные крючья,
Мечи, арбалеты и стрелы.
Бортами раздавлен Джон Дори,
Не скажешь, что был он несмелый.

ЗАМОК ЭРЛИ

Летний, солнечный день
Я забуду не скоро,
Зеленели овсы, ячменя.
Между Арджил и Эрли
Разгорелась вдруг ссора.
И о том весь рассказ у меня.

Арджил поднял своих
Сотню воинов славных -
Боевые доспехи блестят;
Данкельд мимо прошли
И разграбили главный -
Замок Эрли был очень богат.

Леди Оджилви там
Смотрит в поле из спальни.
Утомленный, безрадостный вид,
Испугалась она,
Арджил едет нахально,
Замок грабить явился бандит.

"О, целуй же скорей!
О, миледи, умру я!
Подойди, поцелуй, хоть со зла".
"Ты - ужасный злодей,
И не жди поцелуя,
Хоть ты замок разграбишь дотла".

Умолял, между тем
Обнимая за плечи:
"Расскажи, где твои тайники?"
"Клад зарыт… ах, зачем
Эти глупые речи,
В черном омуте Эрли-реки".

И порылись в земле,
И повсюду копали,
Очень сильно старались воры.
В старой сливе в дупле,
На лугу отыскали,
Где миледи играла в шары.

Он за талию взял,
Жадно тискал хозяйку -
Слезы, слезы ручьем потекли.
Уговаривал он
У реки на лужайке,
Воры грабили замок Эрли.

Был бы дома милорд,
У него столько дела!
К королю он уехал Чарли.
Ни Арджил, и никто,
Не посмели Кэмпбеллы
Потоптать здесь лужайку Эрли.

Семерых сыновей
Лорду я народила,
Но восьмому отца не видать.
Если б сотню детей
Мне судьба подарила,
Я готова всех Чарли отдать.

КЕМП ОВИН

Она была совсем дитя,
Когда болезнь сразила мать.
Недолго горевал отец
И оженился год спустя.
И злее бабы не сыскать,
А он пошел с ней под венец.

На побегушках, как в плену,
Не покладая рук с утра;
В служанках легче и вольней.
Но ужас! Мачеха в волну
Толкнула девушку с бугра,
А в море скалы - нет страшней!

"Здесь, Изабель, тебе лежать,
Печали все с тобой на дне;
Кемп Овин чары снять придет,
Три раза будет целовать…
Увы, известно только мне:
Никто тебя уж не спасет".

Прилив почувствовала сил,
Как три обхвата вдруг коса.
Девицу глупый наш народ
Как зверя дикого дразнил.
Кемп Овин бросился спасать,
Он где-то за морем живет.

Собрался быстро в дальний путь
На зверя дикого взглянуть.
Коса длинна и грудь крепка,
Когда за скалы заплыла,
Хвостом махнула, позвала:
"Здесь поцелую моряка".

"Нашла я пояс короля
В зеленом море, в глубине.
Когда б тебе его надеть,
То не прольется кровь твоя.
Не тронь плавник мой на спине,
Иначе пояс этот - смерть!"

Обнял моряк, поцеловал,
Швыряет пояс короля;
Но силу чувствует она,
И вся коса в обхвата два.
Но продолжала умолять:
"Целуй меня, ныряй до дна!"

"Я королевский меч даю,
Нашелся в море, в глубине.
Когда б тебе его надеть,
То защитит от ран в бою.
Кто тронет хвост, плавник на мне,
Тому тот меч приносит смерть!"

Обнял моряк, поцеловал,
Забросил ржавый меч в волну.
Но силу чувствует она,
Длина косы один обхват,
И подплыла, хвостом вильнув:
"Целуй меня, ныряй до дна!"

"Король колечко утопил
В зеленом море, в глубине;
И стоит лишь его надеть,
Тебя никто б не победил.
Плавник и хвост не тронь на мне,
Ведь от кольца наступит смерть!"

Обнял моряк, поцеловал,
Нежнее не было, и нет.
Отбросил ценное кольцо.
Косу по пояс заплела,
И озарил улыбки свет
Ее прекрасное лицо.

ВОРОН И ВОРОНА

Вчера с утра я выходил на старый двор,
Вороньей пары слышал страшный разговор.

Ворона ворону как каркнет: "Мрак и страх!
Пора пожрать! А где украсть? Ах, смертный страх!"

"В канаве сточной под плотиной торфяной,
Сражен в бою, повержен рыцарь молодой.

Об этом знают любопытная луна
И пес, и сокол, и несчастная жена.

Но пес удрал, гоняет зайцев на полях,
А жадный сокол в небе тащит дичь в когтях,

Жена веселого дружка найдет всегда.
Давай полакомимся мы, летим туда.

Я вырву правый глаз, ты сразу налетай,
За шею белую хватай и разрывай;

Пучок волос нам надо золотистых взять -
Гнездо дырявое давно пора латать.

О рыцаре довольно дамы слез прольют,
Но труп обглоданный, поверь мне, не найдут".

Дождь кости голые отмоет добела,
А ветер будет дуть со зла и не со зла.

КОРОЛЬ ОРФЕЙ


В восточном царстве повелитель
Любил гулять и веселиться;
Жила прелестная девица
В краю, где солнышко садится.

Раз он собрался на охоту,
Труба певучая пропела;
Поторопился рыцарь смелый,
Одну оставил Изабеллу.

Куда стремился так поспешно?
И что позвало в даль такую?
Теперь она одна тоскует.
Не жаль девицу молодую?

Король в соседнем государстве
Знаком с магическою силой.
И сердце девы, юной, милой
Стрела волшебная пронзила.

Помчался царь за ними следом,
Преодолел все расстоянья,
Догнал, простил без покаянья
Лишь серый камень изваянья.

Он заиграл, его волынка,
Видать, настроена не строго -
Веселья в музыке немного,
Одна печаль, тоска, тревога.

Сначала слышалась досада
В напеве грустном и тоскливом,
Сменилась ритмом торопливым
И радостным, и говорливым.

Затем сыграл он хороводный
Народный танец с наслажденьем:
Душе девичьей опьяненье,
Больному сердцу исцеленье.

"Зайди, сыграй нам в этом зале
Такую песню удалую,
Что спляшем мы напропалую
И музыканта поцелуем.

Он вышел в круг, легко играя,
Чтоб люди весело плясали
И песни дружно подпевали,
И музыканта целовали.

Он заиграл, его волынка,
Видать, настроена не строго -
Веселья в музыке немного,
Лишь бесконечная тревога.

Сначала слышалась досада
В напеве грустном и тоскливом,
Сменилась ритмом торопливым
И радостным, и говорливым.

Затем сыграл он хороводный
Народный танец с наслажденьем:
Душе девичьей опьяненье,
Больному сердцу исцеленье.

"А ну, сыграй еще, волынщик,
Что хочешь, все проси в награду,
Благодарить за песню рады,
Дадим и денег, сколько надо".

"Отдайте леди Изабеллу;
А денег мне совсем не надо.
Она и будет мне наградой,
Мы с ней всегда друг другу рады".

"Так забирай же Изабеллу,
Вези ее в свое поместье,
А нам пришли одно известье,
Что ты король и с нею вместе".

Он забирает Изабеллу,
Увез ее в свое поместье,
А нам прислал одно известье,
Что он король и с нею вместе.

АДАМ СМИТ - КУЗНЕЦ

Сорвется ли ветер,
И начнется ли вдруг листопад,
Если кто-то о том пожелает?
А сильнее любить,
Чем кузнец, чернобровый Адам?
Нет, такого нигде не бывает.

Объясните вы мне,
Почему мать родная, отец
Ни за что, ни про что обвиняют?
Я хотел бы узнать,
Почему брат родной и сестра
Отовсюду его прогоняют?

Так скажите вы мне,
Почему возражает родня,
Чтобы сватал красотку-невесту?
Он же выстроил дом
Во зеленом, любимом лесу,
Чтобы быть навсегда с нею вместе.

Адам правой рукой
Меч берет, левой тисовый лук
Со звенящей тугой тетивою;
В лес зеленый густой,
Где пасется могучий олень,
Он уходит знакомой тропою.

По тропе зверя гнал,
Дичь по зарослям вереска бил,
Отправляя добычу до дому.
А жене слал привет:
Развлечений веселых желал
И ни слову не верить чужому.

Он овсянку в полях,
Там, где клевер густой догонял,
А в терновых кустах коноплянку.
Поохотился всласть,
И всегда попадал прямо в цель,
Обещался домой спозаранку.

До рассвета домой
Возвратиться охотник успел,
У ворот задержался случайно.
Слышит вдруг разговор,
Вор прокрался в их спальню тайком
И жену соблазняет нахально.

Кавалер достает
Дорогое кольцо-бриллиант,
Что немалые денежки стоит:
"Подари мне любовь,
И в ответ за любовь за твою
Я кольцо подарю золотое".

Отвечала она:
"Адам Смита люблю, обещал
Он любить до последнего вздоха.
Разве можно любовь
Предавать, продавать? Никогда,
Чтобы ты не сулил мне, пройдоха".

Кавалер соблазнял,
Кошелечек тугой показал,
Под завязку набитый монетой:
"Подари мне любовь,
А в ответ за любовь за твою
Бриллиант - самый лучший на свете".

Повторяла она:
"Адам Смита люблю, кузнеца,
Он мне верной любовью ответит.
Никогда, ни за что
Не отдамся тебе, обещай
Даже то, чего нету на свете".

Он сверкающий меч
Вмиг из ножен достал,
И взмахнул им, грозя откровенно:
"Если ты за любовь
Полюбить не согласна меня,
Грудь твою меч пронзит непременно".

Леди молвит в ответ,
Грустно, тяжко вздохнула она:
"Он замешкался где-то в дороге".
"Я вернулся, я здесь!
Не пугайся, не бойся, жена", -
Встал хозяин в дверях на пороге.

Соблазнитель бежал,
Второпях лук и меч бросил в куст,
Притворялся пред дамой, что бравый.
След оставил кузнец:
Пальцы рук отхватил наглецу,
Отрубил все четыре на правой.

 

 


Рейтинг@Mail.ru