городской литературный журнал "Город"

 

 





 

 

 



Игорь МЕЛЬНИКОВ

Молодость

Тебя я придумал, конечно.
Но ты же была и такой,
Когда улыбалась беспечно,
Смеялась, махала рукой.

Вся в пятнах и полосах света.
С росой на траве и кустах.
И песня бессмертного лета
Звенела, текла в проводах.

Ты - молодость. Облик твой светел.
Как утро июньского дня.
А я, торопясь, не заметил,
Когда ты прошла сквозь меня.

***

Кто забросил на небо игрушки
И ушел, позабыв навсегда
И лафет от стреляющей пушки,
И разрушенные города?

Ни во что уже больше не веря,
Там валяется розовый кит,
И забавная мордочка зверя,
Неизвестной породы, блестит.

Те же лужи, и вечер, и запах.
Разве жизнь не менялась никак?
Человечков в причудливых шляпах
Поглощает летающий мрак.

И в сомненье и в тайной надежде,
Будто я перед ними в долгу,
Постою, посмотрю, но как прежде
Дотянуться до них не смогу.

***

Листва летит сырая,
Стучит в стекло как весть.
Но, осень, догорая,
Ты вся уже не здесь.

Ты - свет воспоминанья.
Ты в том краю, где нет
Для вечного сознанья
Окончившихся лет.

Где мир счастливой лени.
Где жизнь - бесцельный дар.
Где легких листьев тени
Покрыли тротуар.

Где я иду у края
Асфальта в тишине,
Совсем еще не зная,
Что в жизни нужно мне.

Где ветер из-за дома.
И россыпи огней.
Где жизнь еще знакома
В листве летящих дней.

***

Качаются травы как волны.
Цветов закипевшая пена.
Зачем мы судьбой недовольны
И рвемся как птицы из плена?

Нам гладит, касаясь, колени
Сухое, колючее море.
Горячее солнце и тени
Проходят как радость и горе.

И кажется, будто над нами
Есть мир неизвестной свободы.
И нас под земными волнами
Не скроют, когда-нибудь, годы.

***

Понимание невыразимо.
Это музыка, образ без слов.
Проходящие рядом и мимо,
Кто из вас задержаться готов?

Кто почувствует как задышали,
Засветились на солнце снега
И как небо, размывшее дали,
Затопляет свои берега?

Строчки могут сверкнуть на бумаге,
Но не знают они никогда
Как живет, просыпаясь в овраге,
Как смеется от счастья вода.

Это выше чем слово. И выше
Даже облачных белых вершин.
Но звенит. Но стекает по крыше.
Но летит под колеса машин.

***

За днями дни идут однообразно,
Как будто жизнь читаешь по складам.
Ты в ней понять стараешься напрасно
Значенье слова, сказанного нам.

Опять листаешь книжные страницы
И видишь свет, разлитый на снегу,
И синеву, где дерзкие синицы
Срывают с веток легкую пургу.

И яркая обертка на дороге
Мелькнет как праздник, кончившийся вдруг.
А что еще останется в итоге?
Какой восторг, похожий на испуг?

Какое мимолетное волненье,
Какой пустяк, какая ерунда
Вдруг отзовется как стихотворенье,
Которое не вспомнишь никогда?

***

Деревья - виденья Корана -
Арабский сплели алфавит,
Где небо как синяя рана
Над тающим снегом сквозит.

И мудрость Евангелий снова
Капель выбивает в снегу.
Но эти мистерии слова
Я больше читать не могу.

Не лучше ли свежесть сомненья
Как ветер, как свет в облаках,
Как мир пробужденья и тленья,
Оставивший всех в дураках.

О, гении прошлых столетий,
Писавшие эти листы!
Вы жили наивно, как дети
Смеясь и боясь темноты.

А небо сегодня - как прежде.
И в знании та же печаль.
И то же спасенье - в надежде.
И всех нас по-прежнему жаль.

***

В зимний полдень есть отблеск вечерний почти.
Я, наверно, ошибся, я попросту лгу,
Что однажды, случайно, годам к тридцати
Первый раз замечаешь его на снегу.

Дни становятся дольше. И сходит на нет
Даже память об этом, упав в синеву.
Но опять узнаешь ускользающий свет,
В жаркий полдень июньский присев на траву.

Как потоку, ладонь подставляя лучу,
Этот голос далекий, зовущий меня,
Постараюсь понять, задержусь, помолу
В середине земного короткого дня.

***

В минуты последнего света,
Когда затихает закат,
Тревожной улыбкой ответа
Оконные стекла горят.

Еще не задернуты шторы,
Небрежно открытые днем.
И комнаты, и коридоры
Залиты нездешним огнем.

Как будто в волшебном чертоге
Мерцает привычный уют.
О солнечной вечной дороге
Прозрачные струи поют,

Где все начинают сначала,
Где жизнь беспричинно легка,
Где, как корабли у причала,
Стоят в синеве облака.

***

Тихий вечер. Первое тепло.
Снега нет уже почти нигде.
Солнце закатилось тяжело
В темной луже, в ледяной воде.

Для чего на свете столько слов?
Для кого, зачем они нужны?
Млечный Путь, не зная берегов,
Затопил, разлившись, полстраны.

Половодье неба и земли,
Половодье запахов весны, -
Чтобы зеленели и цвели
Эти ветви около стены.

Чтоб они, оперившись едва,
Повторяли прежние слова.

***

Мне хочется верить, что прошлого нет,
Что все в настоящем. И молодость тоже.
Так в тучах мелькает таинственный свет, -
Что легкая дрожь пробегает по коже.

Так резко откроется вдруг синева,
И дали стоят синевой налитые, -
Что ты повторяешь все те же слова.
И чувства все те же - всегда молодые.

Намокшие стены. Блестящий карниз.
И больше не надо ни слова, ни строчки.
Все вечно! И капли срываются вниз.
И ставят, разбившись, последние точки.

***

Китеж

Прозрачный, мерцающий холод.
Старинные башни и гул.
Как будто таинственный город
В небесной воде утонул.

Искавший защиты высокой,
Закованный в иней и лед,
Покорный судьбе одинокой,
Он снова над нами плывет.

Жестокую гибель земную
Он выменял как и просил
На вечную участь другую:
Игрушки неведомых сил.

В бездушном пространстве свободы.
Не в силах забыть ничего.
И ветры - дыханье природы -
Возводят и рушат его.

***

Дома, деревья и дороги, -
Сквозь все мерцает вечный свет,
Хранитель жизни и тревоги
Забытых дней далеких лет.

Который раз проходишь мимо.
И замечаешь иногда,
Что в тишине, почти незримо,
Теряясь, замерли года.

Особенно в часы рассвет,
Когда у стен из полутьмы
Шумит листва другого лета,
Ложится снег другой зимы.

И, забывая расставанье,
Заходишь в прошлое как в дом
Сквозь прерывающий дыханье
Бессмертный ветер за углом.

***

Я вспомнил снег под фонарями,
Блестевший как фольга конфет -
Полузабывшийся, за днями
С тех пор прошедшими, привет.

Когда зима мерцала эта?
В каком далеком далеке
Снежинки щурились от света
И плавились на языке.

Без сожаленья и печали
Там, просыпаясь сквозь огни,
Они так празднично сверкали,
Так сладко таяли они.

За ними годы пролетели.
Но сохранился миг живой
Как яркий фантик карамели
В кармане куртки меховой.

***

Как жизнь повторяется эта!
Хоть скомкай бумагу и брось.
Деревья на празднике света
Пронизаны солнцем насквозь.

Рука как и прежде готова
Писать про огонь голубой.
И что-то бессмертное снова
Смеется, летит над тобой.

***

Невидимый оркестр зазвучал.
И, радуясь вечерней непогоде,
В огнях холодных, разгорелся бал
Теней, летящих в снежном хороводе;

Людей, когда-то живших на земле,
Теперь скользящих с песнями и смехом
Не во дворах в тревожной полумгле,
А в гулком зале с люстрами и эхом.

Они, покинув звездные края,
Пришли сюда свободные как боги.
И что для них земная жизнь моя,
Земные, бесполезные тревоги?

Смеясь, бросает блестки мне в лицо
Толпа теней веселых, неживая.
И, разорвав прозрачных рук кольцо,
Вдруг исчезает, все позабывая.

***

Мерцанье морозного, ясного неба.
И отблеск заката на чистом снегу.
И ветер. И запах бензина и хлеба.
И все, что люблю. Но понять не могу.

Горящие окна. Спокойные шторы.
Счастливые сказки, печальная быль,
И отзвуки смеха, и все разговоры
Летят и сверкают как снежная пыль.

И хочется верить, что жизнь не случайна,
Что, даже растаяв как выпавший снег,
Она прорастет как бессмертная тайна,
Как вольный, веселый, весенний побег!

***

Мне осень казалась спасеньем
От долгих, томительных дней.
Но в меркнущем свете осеннем
Я часто не думал о ней.

И лист, подлетев, виновато
И робко толкался в рукав.
А я торопился куда-то,
Улыбки ее не узнав.

Я думал, что времени много.
Что мне уже не до игры.
Под снегом печально и строго,
Забывшись, заснули дворы.

И снова, как будто впервые,
Я даже сказать не могу
Как листья и лица живые,
Застыв, потерялись в снегу.

***

Дни рассыпались брызгами света
На песчаной дороге лесной
Там, где солнце горячего лета
Раскололось в траве под сосной.

Там, где, спутник хорошей погоды,
Запах памяти - теплой смолы,
Где прошедшие люди и годы
Превращаются в эти стволы,

Где другая листва - молодая.
…Но еще возвращаешься ты
И спокойно идешь, узнавая
Их, живые как прежде, черты.

***

Сон

Квадраты и полосы света.
Уснувший полуденный зной.
И солнце горячего лета
Течет, застывая смолой.

И мир превращается в странный,
Прозрачный кусок янтаря,
Какие на берег песчаный
Выносят земные моря.

Его подбирает ребенок
И видит сквозь желтый туман:
Далекого солнца обломок
И контуры сказочных стран.

У моря спокойного стоя,
От "зайчиков" щуря глаза,
Он слушает в шуме прибоя
Прошедших веков голоса.

 


© 2000 Copyright литературное агентство Вячеслава Смирнова 
Рейтинг@Mail.ru