БИБЛИОТЕКА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

сто первый километр
русской литературы



Главная > Поэзия

Олег Асиновский

Стихи (полотно)

 

 

1.
Ель благоухает,
плещется вода,
воздух набухает,
и у кромки льда
плещется вода,
запахи летают
и у кромки льда
душу обретают,
запахи летают,
острые углы
душу обретают,
прочее - скалы
острые углы,
пашни и луга,
прочее - скалы
мягкие стога,
пашни и луга,
тишина границ
мягкие стога
повергает ниц,

2.
тишина границ
сына пред отцом
повергает ниц
к матери лицом,
сына пред отцом,
как перед войной,
к матери лицом,
телом и женой,
как перед войной
называю вслух
телом и женой
родственников двух,
называю вслух
русским языком
родственников двух
и с другим знаком
русским языком,
этот не умрет
и с другим знаком
будет в свой черед,

3.
этот не умрет,
и сердечный стук
будет в свой черед
щелкать его звук,
и сердечный стук,
начиная бой
щелкать его звук
ищет где трубой,
начиная бой
с рождеством звезда,
ищет где трубой
вдунуть плод туда,
с рождеством звезда
делается злей,
вдунуть плод туда
лучше, веселей,
делается злей,
в жаркий смотрит рот
лучше, веселей
круглый кислород,

4.
в жаркий смотрит рот
танец живота,
круглый кислород
доживет до ста,
танец живота,
вытянув лучи,
доживет до ста
солнц и саранчи,
вытянув лучи,
голубая кровь
солнц и саранчи
елью станет вновь,
голубая кровь
с головы до пят
елью станет вновь,
и волхвы проспят,
с головы до пят
пробежит волна,
и волхвы проспят
тишину до дна,

5.
пробежит волна,
света пузыри
тишину до дна
видят изнутри,
света пузыри,
поднимаясь с лап
видят изнутри
как младенец слаб,
поднимаясь с лап
запада, восток,
как младенец слаб,
дай мне адресок
запада, восток,
дальняя родня,
дай мне адресок
ближнего меня,
дальняя родня,
и поля за ней
ближнего меня
и земли кучней,

6.
и поля за ней
зажигают ночь,
и ,земли кучней,
звезды бегут прочь,
зажигают ночь
запахом иглы,
звезды бегут прочь
в острые углы,
запахом иглы
охраняя пядь,
в острые углы
чувств врастают пять,
охраняя пядь,
в сушу из воды
чувств врастают пять
и камней ряды,
в сушу из воды
лучше, веселей,
и камней ряды
в рождество светлей,

7.
лучше, веселей
родине складной,
в рождество светлей,
и щелчок родной,
родине складной
кислород пугать,
и щелчок родной
чисто выстригать,
кислород пугать,
углекислый газ
чисто выстригать
и менять окрас,
углекислый газ
в русском языке,
и менять окрас
легче вдалеке,
в русском языке
вечные снега,
легче вдалеке
не делать ни фига,

8.
вечные снега,
как младенца вес,
не делать ни фига
искушает бес,
как младенца вес,
у младенца взгляд,
искушает бес
их беззубый ряд,
у младенца вес,
запад и восток,
их беззубый ряд
делает глоток,
запад и восток,
прочее дано,
делает глоток
свет, когда темно,
прочее дано,
точен прим. и проч.,
свет, когда темно
сам не видит ночь,

9.
точен прим. и проч.,
волос с головы
сам не видит ночь
в кулаке молвы,
волос с головы
седину отца
в кулаке молвы
прячет от лица,
седину отца
твердою рукой
прячет от лица
маленький такой,
твердою рукой
кутая дары,
маленький такой
плачет от жары,
кутая дары,
молодая мать
плачет от жары,
надо понимать,

10.
молодая мать
создает уют,
надо понимать,
и волхвы жуют,
создает уют
стадо для овцы,
и волхвы жуют,
и они отцы,
стадо для овцы,
запад и восток,
и они отцы,
и сорвут платок,
запад и восток
выучат слова,
и сорвут платок,
потянув едва,
выучат слова,
звезды на себя
потянув едва,
выпустят, любя,

11.
звезды на себя
опрокинут пруд,
выпустят, любя
и опять войдут,
опрокинут пруд,
стукнут по воде
и опять войдут,
нету их нигде,
стукнут по воде
и не видно их,
нету их нигде
мокрых и сухих,
и не видно их,
где их только нет,
мокрых и сухих,
и малыш одет,
где их только нет,
скроется земля,
и малыш одет
матерью с нуля,

12.
скроется земля,
и, сжимаясь в ноль,
матерью с нуля
выращена боль,
и, сжимаясь в ноль,
в точку с запятой,
выращена боль
мамой занятой,
в точку с запятой,
в очередь с хвостом
мамой занятой,
и стоит на том,
в очередь с хвостом
прошмыгнула мышь
и стоит на том,
и невечна лишь,
прошмыгнула мышь,
замерла овца,
и невечна лишь
мимика отца,

13.
замерла овца,
каплю на лету
мимика отца
ловит, как черту,
каплю на лету
полоса удач
ловит, как черту,
и песок горяч,
полоса удач,
на закате ель,
и песок горяч,
и его модель,
на закате ель,
шишек ее стук,
и его модель,
и соломы пук,
шишек ее стук,
солнце в вышине,
и соломы пук
с солнцем наравне,

14.
солнце в вышине,
и, само собой
с солнцем наравне
и закат любой,
и, само собой
на закате ель,
и закат любой
только самоцель,
на закате ель,
и она волхву
только самоцель,
и овца в хлеву,
и она волхву,
и не до нее,
и овца в хлеву,
и не было ее,
и не до нее,
говоря простым,
и не было ее
место золотым,

15.
говоря простым
и разжав кулак,
место золотым
обвело бы злак,
и, разжав кулак
солнце в вышине
обвело бы злак
и семью вчерне,
солнце в вышине
прячется давно
и семью вчерне
водит озорно,
прячется давно,
и его восход
водит озорно
сушу между вод,
и его восход
с точностью зари
сушу между вод
делит, как внутри,

16.
с точностью зари
и отец жилье
делит, как внутри
на свое-ее,
и отец жилье
каплей разделив
на свое-ее,
остается жив,
каплей разделив
запад и восток,
остается жив
вольности глоток,
запад и восток,
холода в них нет,
вольности глоток
делает брюнет,
холода в них нет,
и младенец наг,
делает брюнет
к его маме шаг,


17.
и младенец наг
в мириадах воль,
к его маме шаг
делится на ноль,
в мириадах воль
и закон тоски
делится на ноль
и дает ростки,
и закон тоски
накрывает стол,
и дает ростки
деревянный пол,
накрывает стол
мама для меня,
деревянный пол
движется, звеня,
мама для меня
воскресит отца,
движется, звеня
он, и нет творца,

18.
воскресит отца,
и, покуда есть
он и нет творца,
дней уходит шесть,
и, покуда есть
на земле любовь,
дней уходит шесть,
и лукавит кровь,
на земле любовь
и мороз, и зной,
и лукавит кровь
с розой и со мной,
и мороз, и зной,
и младенец наш
с розой и со мной,
и родной пейзаж,
и младенец наш,
говорю жене,
и родной пейзаж,
так и надо мне,

19.
говорю жене,
слушаюсь жену,
так и надо мне
было встарину,
слушаюсь жену,
лучше, веселей
было встарину,
и полно нулей,
лучше, веселей
уходили дни,
и полно нулей,
и плюс шесть в тени,
уходили дни,
и носился дух,
и плюс шесть в тени
напрягали слух,
и носился дух,
на его пути
напрягали слух
и могло взойти,

20.
на его пути
намело семью
и могло взойти,
всех я узнаю,
намело семью
и не жалко дней
всех я узнаю,
и земля черней,
и не жалко дней,
после запятой
и земля черней
на земле пустой,
после запятой
жирные цвета,
на земле пустой
тоже теснота,
жирные цвета,
капля на просвет
тоже теснота,
и висит наш свет,

21.
капля на просвет,
август наступил
и висит наш свет,
солнце утопил,
август наступил
и творца застал,
солнце утопил,
сына воспитал,
и творца застал,
и отцу творец
сына воспитал,
и взалкал юнец,
и отцу творец
завтрак на траве,
и взалкал юнец,
и пропал в листве,
завтрак на траве,
сочная еда,
и пропал в листве,
и земля тверда,

22.
сочная еда,
мама за столом,
и земля тверда,
и стоит углом,
мама за столом,
солнце не печет,
и земля углом,
и заря течет,
солнце не печет,
на траве дрова,
и заря течет,
и еда жива,
на траве дрова,
хлеб белей кости,
и еда жива,
и давай расти,
хлеб белей кости,
он на ощупь рыж,
и давай расти,
чтобы съел малыш,

23.
он на ощупь рыж,
я завел семью,
чтобы съел малыш
порцию мою,
я завел семью,
первенец во рту
порцию мою
держит и расту,
первенец во рту
слово шевелит,
держит и расту,
и душа болит,
слово шевелит,
нет добра и зла,
и душа болит,
жизнь у них взяла,
нет добра и зла,
родина моя
жизнь у них взяла
в дальние края,

24.
родина моя,
я тебя люблю,
в дальние края
маму не пошлю,
я тебя люблю,
из твоих границ
маму не пошлю
и отца, и птиц,
из твоих границ
сам не удалюсь,
и отца, и птиц
точно не боюсь,
сам не удалюсь,
посмотрю туда,
точно не боюсь
жизнь вернуть сюда,
посмотрю туда,
взгляд не отвести,
жизнь вернуть сюда
хорошо почти,

25.
взгляд не отвести,
и до рождества
хорошо почти
было день и два,
и до рождества
в воздухе густом
было день и два,
стало шесть потом,
в воздухе густом
шевелился луг,
стало шесть потом
безграничных штук,
шевелился луг,
целая страна
безграничных штук,
и земля ровна,
целая страна,
на дворе трава,
и земля ровна,
словно острова,

26.
на дворе трава,
вкус ее и цвет,
словно острова,
горизонта нет,
вкус ее и цвет
облаков кучней,
горизонта нет
у родных корней,
облаков кучней
завтрак над травой,
у родных корней
и младенец свой,
завтрак над травой
низок и высок,
и младенец свой
преломил кусок,
низок и высок,
и носился дух,
преломил кусок,
и земля, как пух,

27.
и носился дух
в глубине травы,
и земля, как пух
с детской головы,
в глубине травы
запад и восток,
с детской головы
падает платок,
запад и восток
медленно растут,
падает платок,
улицы цветут,
медленно растут
зло и доброта,
улицы цветут,
мама занята,
зло и доброта,
нет у них души,
мама занята
маленьким в тиши,

28.
нет у них души,
внешняя среда
маленьким в тиши
мальчиком горда,
внешняя среда,
дух носился где,
мальчиком горда,
нет творца нигде,
дух носился где,
там земная пядь,
нет творца нигде,
маму не понять,
там земная пядь,
верю малышу,
маму не понять
и в ладонь дышу,
верю малышу,
ветер налетел
и в ладонь дышу,
звук осиротел,

29.
ветер налетел,
август наступил,
звук осиротел,
землю зацепил,
август наступил
в птичьем языке,
землю зацепил
свет на волоске,
в птичьем языке
радуги дуга,
свет на волоске,
тьмы одна нога,
радуги дуга,
не коснется их
тьмы одна нога,
маленьких таких,
не коснется их
ни одна беда,
маленьких таких,
и земля тверда,

30.
ни одна беда
вниз не упадет,
и земля тверда,
и звездой взойдет,
вниз не упадет
улица в мешок,
и звездой взойдет
только на вершок,
улица в мешок,
и в глухой дыре
только на вершок
дней в календаре,
и в глухой дыре
хрупкое число
дней в календаре
только жизнь несло,
хрупкое число
на себе верхом
только жизнь несло,
не было грехом,

31.
на себе верхом,
лучше, веселей
не было грехом
рек, лесов, полей,
лучше, веселей
даже меньшинство
рек, лесов, полей,
чем их большинство,
даже меньшинство
в воздухе густом,
чем их большинство
на земле потом,
в воздухе густом
пальцы загибать,
на земле потом
спину разгибать,
пальцы загибать,
и, умерив прыть,
спину разгибать,
чтобы дальше быть,

32.
и, умерив прыть,
блики вознесут,
чтобы дальше быть
воду, как сосуд,
блики вознесут
выше кучевых
воду, как сосуд
лесов, полей живых,
выше кучевых
горизонт и плюс
лесов, полей живых
к полной жизни вкус,
горизонт и плюс
сыну мать привьет
к полной жизни вкус,
реку лед скует,
сыну мать привьет,
уронив слезу,
реку лед скует,
и он сам внизу,

33.
уронив слезу,
запад полыхнет,
и он сам внизу
выдохнет, вдохнет,
запад полыхнет,
и любой из нас
выдохнет, вдохнет
из воздушных масс,
и любой из нас
вычитал мороз
из воздушных масс,
и грозу всерьез,
вычитал мороз,
разделив водой,
и грозу всерьез
самый молодой,
разделив водой,
каплями воды
самый молодой
заметет следы,

34.
каплями воды
осыпая стол,
заметет следы
деревянный пол,
осыпая стол
снегом и листом,
деревянный пол
полыхнет кустом,
снегом и листом
не забить гвоздя,
полыхнет кустом
снег внутри дождя,
не забить гвоздя,
делает замах
снег внутри дождя,
и творец в домах,
делает замах
и висит наш свет,
и творец в домах,
и семейства нет,

35.
и висит наш свет
над семьей моей,
и семейства нет
родственного ей,
над семьей моей
эти небеса
родственного ей
цвета, как роса,
эти небеса
и возникли без
цвета, как роса,
и набрали вес,
и возникли без
шума стукачи,
и набрали вес
чистые ключи,
шума стукачи
обретут сполна,
чистые ключи
у речного дна,

36.
обретут сполна
села, города,
у речного дна
и земля тверда,
села, города
сделают виток,
и земля тверда,
полыхнет восток,
сделают виток
зло и доброта,
полыхнет восток,
вот и нет куста,
зло и доброта
скорость наберут,
вот и нет куста,
и они не врут,
скорость наберут
ветки, корни, ствол,
и они не врут,
что младенец гол,

37.
ветки, корни, ствол
преломляют свет,
что младенец гол
и сомненья нет,
преломляют свет
пять и меньше чувств,
и сомненья нет,
и других искусств,
пять и меньше чувств
поделив на пять,
и других искусств
не уместит пядь,
поделив на пять
и нащупав быт,
не уместит пядь
и в младенце стыд,
и, нащупав быт,
станет ночь тиха,
и в младенце стыд
больше пастуха,

38.
и, нащупав быт,
двигая пески,
и в младенце стыд
снова даст ростки,
двигая пески
вдоль и поперек,
снова даст ростки
двор, который лег,
вдоль и поперек
пастухов, овец
двор, который лег
взял за образец,
пастухов, овец
он для полноты
взял за образец
детской наготы,
он для полноты
и добавил вдруг
детской наготы
и убавил звук,

39.
и добавил вдруг
сын к себе отца
и убавил звук
до самого конца,
сын к себе отца,
и носился дух
до самого конца
разговора двух,
и носился дух,
любящая мать
разговора двух
может не понять,
любящая мать
телом и душой
может не понять
кто из них большой,
телом и душой
и слова равны,
кто из них большой,
те разлучены,

40.
телом и душой,
далее повтор,
кто из них большой,
для того простор,
далее повтор,
день в ушах звенит,
для того простор,
словно сбоку вид,
день в ушах звенит,
и сердечный стук,
словно сбоку вид
на семейный круг,
и сердечный стук
набежит волной
на семейный круг
и на остальной,
набежит волной
свет на волосок
и на остальной
длинный адресок,

41.
свет на волосок,
путает слова
длинный адресок
в бороде волхва,
путает слова,
прячется малыш
в бороде волхва
и на ощупь рыж,
прячется малыш
в самой глубине,
и на ощупь рыж
он по всей длине,
в самой глубине
в маму и отца
он по всей длине
своего лица,
в маму и отца,
каждую черту
своего лица
я перерасту,

42.
каждую черту
чтобы не вращать,
я перерасту
способы прощать,
чтобы не вращать
реку, лес, поля,
способы прощать
приняла земля,
реку, лес, поля,
преломив кусок,
приняла земля,
удержал песок,
преломив кусок,
это малыша
удержал песок,
и болит душа,
это малыша
отпустить отцу,
и болит душа
по всему лицу,

43.
отпустить отцу
сына своего,
по всему лицу
нету ничего,
сына своего
заберет назад,
нету ничего,
и песку возврат,
заберет назад,
только языку
и песку возврат
с пола к потолку,
только языку
воздух поднимать
с пола к потолку,
и отца, и мать,
воздух поднимать,
прижимать к земле
и отца, и мать,
даже ель к скале,

44.
прижимать к земле
холод и жару,
даже ель к скале,
и листы к шатру,
холод и жару
переносит глушь
и листы к шатру
яблок, шишек, груш,
переносит глушь
горизонта нить,
яблок, шишек, груш
ей не удлинить,
горизонта нить,
вертится земля,
ей не удлинить
реки, лес, поля,
вертится земля,
прошмыгнула мышь,
реки, лес, поля
после мыши лишь,

45.
прошмыгнула мышь,
села, города
после мыши лишь
вспыхнут от стыда,
села, города
обретут покой,
вспыхнут от стыда
деньги за щекой,
обретут покой,
и лежат горой
деньги за щекой,
как в земле сырой,
и лежат горой
с малышом дары,
как в земле сырой
улицы, дворы,
с малышом дары,
и бегут с даров
улицы, дворы,
и берут под кров,

46.
и бегут с даров
чистые ключи,
и берут под кров,
и звенят в ночи,
чистые ключи
солнце не печет,
и звенят в ночи,
и заря течет,
солнце не печет,
преломив кусок,
и заря течет,
двигает песок,
преломив кусок,
в стороны заря
двигает песок
разные не зря,
в стороны заря
воздуха столбцы,
разные не зря
у волхвов отцы,

47.
воздуха столбцы,
словно острова,
у волхвов отцы,
дальше синева,
словно острова,
блики на воде,
дальше синева
и вода везде,
блики на воде,
и носился дух,
и вода везде,
и земля, как пух,
и носился дух,
воду задевал,
и земля, как пух,
который укрывал,
воду задевал
выше малыша,
который укрывал
маму не спеша,

48.
выше малыша
мириады воль,
маму не спеша
убивает боль,
мириады воль
у волхвов, овец,
убивает боль,
одинок отец,
у волхвов, овец
и младенец есть,
одинок отец,
солнцу негде сесть,
и младенец есть,
будто нет отца,
солнцу негде сесть
около юнца,
будто нет отца,
птицы сеют, жнут
около юнца,
маму не вернут,

49.
птицы сеют, жнут,
маме ни одной
маму не вернут,
и земля волной,
маме ни одной
не сгустить черты,
и земля волной,
облаком пласты,
не сгустить черты
в языке, и вот
облаком пласты,
и язык не тот,
в языке, и вот
тишина до дна,
и язык не тот,
мама влюблена,
тишина до дна,
пашни и луга,
мама влюблена
в своего врага,

50.
пашни и луга,
и камней ряды
в своего врага,
внешней нет среды,
и камней ряды
в рождество светлей,
внешней нет среды
слова тяжелей,
в рождество светлей,
круглый сирота
слова тяжелей
формой глаз и рта,
круглый сирота,
как родной пейзаж
формой глаз и рта
делается наш,
как родной пейзаж,
всякий имярек
делается наш
и дает побег,

50.
пашни и луга,
и камней ряды
в своего врага,
внешней нет среды,
и камней ряды
в рождество светлей,
внешней нет среды
слова тяжелей,
в рождество светлей
круглый сирота
слова тяжелей
формой глаз и рта,
круглый сирота,
как родной пейзаж
формой глаз и рта
делается наш,
как родной пейзаж,
всякий имярек
делается наш
и дает побег,

51.
всякий имярек,
годен и здоров,
и дает побег,
не берет даров,
годен и здоров,
говоря простым,
не берет даров
точкам, запятым,
говоря простым,
слово, как овца
точкам, запятым
вместо бубенца,
слово, как овца,
и под елью мох
вместо бубенца
ловит его вздох,
и под елью мох,
пропуская свет,
ловит его вздох,
и младенца нет,

52.
пропуская свет,
ель благоухает,
и младенца нет,
где душа порхает,
ель благоухает,
уровень небес,
где душа порхает
опустился в лес,
уровень небес
с четырех сторон
опустился в лес
и не тронул крон,
с четырех сторон
двинулись волхвы,
и не тронул крон
аромат травы,
двинулись волхвы,
и смешал язык
аромат травы,
капель, цапель стык,

53.
и смешал язык
пять и меньше чувств,
капель, цапель стык
и других искусств,
пять и меньше чувств,
есть просвет меж слов
и других искусств
принимать послов,
есть просвет меж слов,
чтобы малыша
принимать послов
вынесла душа,
чтобы малыша
свет не испугал,
вынесла душа,
и малыш моргал,
свет не испугал,
и в который раз
и малыш моргал
и не прятал глаз,

54.
и в который раз
головой вертел,
и не прятал глаз,
если спать хотел,
головой вертел,
он, когда скучал,
если спать хотел,
даже не качал,
он, когда скучал,
слово шевелил,
даже не качал,
в стороны не длил,
слово шевелил,
и, роняя вдруг,
в стороны не длил
падающий звук,
и, роняя вдруг
голову на грудь,
падающий звук
отклонял чуть-чуть,

55.
голову на грудь,
в тот же самый час
отклонял чуть-чуть
он себя от нас,
в тот же самый час
и не отличал
он себя от нас,
говорил, молчал,
и не отличал,
дождь из тучи кап,
говорил, молчал,
как младенец слаб,
дождь из тучи кап,
ветер налетел,
как младенец слаб,
звук осиротел,
ветер налетел,
не прошло и дня,
звук осиротел,
не было меня,

56.
не прошло и дня,
будто и всегда
не было меня,
мамы никогда,
будто и всегда,
про себя почти
мамы никогда
не произнести,
про себя почти
нечего шепнуть,
не произнести,
только намекнуть,
нечего шепнуть,
словно острова,
только намекнуть,
просятся в слова,
словно острова,
и отец, и сын
просятся в слова,
с мамой я один,

57.
и отец, и сын
до конца со мной,
с мамой я один
и язык родной,
до конца со мной
на закате ель
и язык родной,
и его модель,
на закате ель
и еловый сук,
и его модель,
как соломы звук,
и еловый сук
не горит в огне,
как соломы звук
различим вполне,
не горит в огне
и висит наш свет,
различим вполне,
и ни слова нет.