БИБЛИОТЕКА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

сто первый километр
русской литературы



Главная > Поэзия > В.Смирнов

Вячеслав Смирнов

Банан вам, господа!

 

Председатель на селе
Что ни день - навеселе.
Посадить предателя,
Гада-председателя!

Агрономы на селе
Что ни день - навеселе.
Этих тоже посадить -
Бляха, мать их всех етить!

Трактористы на селе
Что ни день - навеселе.
Вижу, дело здесь нечисто,
Раз под гашем трактористы.

Так-разэдак иху мать!
Разве ж всех пересажать?
Пионеры на селе
Что ни день - навеселе…


***


Ты не щурься, не жмурься раскосо,
Я такой же, наверно, как все.
Вот сейчас шурану под колеса -
И мозги заблестят на шоссе.

Путь мой не был цветами украшен,
Я как все - незаметен и сер.
И зовусь я как все - ай эм рашен,
И живу в мэйд ин ЮэСэСэР.

Потому и стою на коленях,
О штаны вытирая траву.
Слышишь: в тундре рыдают олени!
Слышишь: в Африке негры ревут!

***

Помню, в юности папанька,
Поднабравшись после баньки,
Посылая за полбанкой,
Запускал мне вслед таранькой.

А я во вторниках и в средах,
А иногда и в четвергах
И вовсе дома не обедал
И возвращался “на рогах”.

- Ну, мол, туё-моё,
Да оба-на,
И ля-ля-ля,
И фа-фа-фа!

А когда меня косила
Та злокозненная сила,
Наша маменька просила:
- Хоть гармошку не насилуй!

А я вот в праздники и в будни,
А то - порой и по ночам
Вдруг становился безрассудный
И песни матерно кричал:

- А ля-ля-ля,
И фа-фа-фа,
Туё-моё
И оба-на!

Как-то младший мой братишка
Ночью свинчивал покрышки,
Но какой-то фраер с вышки
Засадил ему по “шишке”.

Вот и пришлось мне по субботам,
Да и в законный выходной
В сердцах как следовает поработать -
Теперь здесь вышки ни одной.

И мне плевать,
Что ля-ля-ля они,
И все,
И оба-на,
Туё-моё,
И фа-фа-фа:
Ищи-свищи теперь
Давай!

***

Нынче праздник не для нас -
Это раз!
Похмелиться бы сперва -
Это два!
Глазки пьяные протри -
Это три!

И при нынешнем раскладе
В середине месяца
Мы живем как в зоосаде -
Лишь бы не повеситься.

Весь остаток силы воли
Соберу в один кулак.
Я теперь в заглавной роли,
Сразу видно - не дурак.

И по плану, и по госту,
И по всем параметрам
Быть заглавным, ох, непросто -
Ты бы рухнул замертво.

Я же - парень то, что надо:
От звонка и до звонка,
От парада до парада,
От пивнушки до ларька.

Сёдня повод есть опять -
Это пять!
Но вина не хватит всем -
Это семь!
Впрочем, я и не пришел -
Хорошо!

***

Если я помру невзначай -
Закопайте, братцы, в саду.
Ах, как я люблю иван-чай…
Но меня кладут в лебеду.

Будет соловей надо мной
Свиристеть в ночной тишине.
У прохожих темной порой
Холод побежит по спине.

Я б подпел тому соловью,
Слава Богу - голос имел.
Но, услышав песню мою,
Соловейка прочь улетел.

Надо мной растут лопухи
И кричит в ветвях воронье.
Это за какие ж грехи
Так влачу свое житие?

Мне ответит ветер-шалун,
Мне река расскажет про все:
Мол, за те за семь звонких струн
Так тебе, чудак, не везет.

Солнышко пошлет меня на … ,
Тучка черт-те чем оросит.
Процветай, родная страна,
Я один в тебе - паразит.

***

Маленькая пиеска

Ты песенку пела
Про мартовский лес,
А я то и дело
Под кофточку лез.

Доходчиво слово
И музыка тож,
Но снова и снова
Ты мне не даешь.

Надежды питая,
Шепчу горячо,
Что пусть ты крутя,
Но я-то при чем?

Оркестр надрывался
Для благостных лож,
А зритель смеялся
И плакался тож.

***

Сердце пылает в груди,
Мне не уснуть до утра.
Страстно шепчу: приди!
Я - твой молочный брат.

Молоко одного разлива
Пили вместе в буфете вокзальном.
Как мне хочется быть счастливым!
Я смотрю на тебя печально.

Сердце всю ночь болит,
Дрыхну на правом боку.
Ах, твой бокал разлит!
Что же, попьем чайку.

Просадил все рубли до копейки,
Но грызу за стаканом стакан.
Ты стоишь у вокзальной скамейки
И глядишь на меня, дурака.

Видишь - беру бутылку.
Видишь - еще глоток.
Прячешь в губах ухмылку,
В серых глазах - холодок.

Санитары валили наземь,
Хоть не сделал я им ничего.
Все нормально, вот только, разве
В драке лопнул пузырь мочевой.

***

Шпионские страсти

Вот так оно в жизни бывает, когда муж
шастает там по всяким командировкам,
а жена в это время... ну… сами понимаете…
И вот заявляется он неожиданно домой, и
застает в своей квартире, в своей постели
со своей женой постороннего человека,
который говорит ему буквально следующее:

Ты был немало удивлен,
Когда я свет включил:
Так мною выслежен шпион
В таинственной ночи.

Ты прогорел, паяц и шут,
Когда в глухих кустах
Ты плохо спрятал парашют
В семнадцати местах.

Ты озирался на собак
И рацией махал,
А самолетный бензобак
Над лесом громыхал.

Ты девять дней бродил в лесу,
Блуждая наугад,
Пока не скушал колбасу
И “Сникерс”-шоколад.

Два браконьера поутру
Нашли твои следы:
Ты плохо спрятал кобуру
В пампасах лебеды.

Велась облава при флажках,
В лесу - стрельба и гам;
А дети на ночных горшках
Кричали: “Смерть врагам!”

Злодей, немедля трепещи:
Свершится правый суд!
А парашют - ищи-свищи
В загаженном лесу.

Ты мне глазами не моргай,
А лучше сядь на стул…
Послушай! Э! Пустите! Ай!
Спасите! Караул!..

***

Стихотворение,
которое автор написал
двадцатого апреля тысяча девятьсот девяносто третьего года
в пятнадцать часов пятьдесят минут,
сидя в туалете

Я пишу неплохие стихи в туалете,
Вновь пульсирует кровь в поредевших висках,
А вокруг тишь и гладь на безумной планет:
И заначка в носках,
И порядок в войсках.

Этой воли и прелестей этой свободы
Не изведать уже никому, никогда.
И молчат надо мной туалетные своды,
И гудят провода,
И струится вода.

Так обычно проходят последние годы…

Далее неофициальная приписка от руки:

“И встает над Сионом Давида звезда”.

***

Утренние созерцания

Дедушка Прокофий
Ковырялся в ухе,
А в остывший кофий
Вляпались две мухи.

Вижу: не напрасно
Дедушке так муторно.
А ведь как прекрасно
Начиналось утро!

Девушка Татьяна
Терлась о ворота,
Прямо из стакана
Все цедила что-то.

Вижу: девке красной
Пакостно как будто.
А ведь как прекрасно
Начиналось утро!

Пионерка Маня
Записалась в “профи”:
Ей плевать на Таню
И остывший кофий.

Это не опасно
И довольно круто.
А ведь как прекрасно
Начиналось утро!

***

Я был немало огорчен,
Когда сказала ты:
- Короче, так: ну, если че -
Завалимся в кусты.

Я был отчаянно влюблен,
Я робок был и мал,
Но я из тысячи имен
Твое всегда шептал.

Я обрывал в ночи газон,
У двери клал цветы.
Но вот мы вышли на озон,
И мне сказала ты:

- Да у тебя хоть совесть есть?
Ну че ты, блин, Васек?
Тут до фига нехилых мест,
А ты - ни то, ни се.

***

Но пасаран! Они здесь не пройдут!
Обломится поганым мусорам!
Сегодня я необычайно крут,
Поскольку пиво лупит по шарам.

Расталкивая стройные ряды
И распахнув помятое пальто -
Я оставляю влажные следы,
Пройдя сквозь вас тайком, инкогнито.

Все потому, что жалок мой протест,
Невнятен слог и неразборчив взгляд,
И восемь литров за один присест
Навряд ли оппонентов удивят.

***

Пробуждение

Прохожий (недоуменно):
- Эгей, ты зачем по карнизу идешь
И что-то под нос заунывно поешь?
В полнейшем рассудке и вроде не спишь -
Идешь, напеваешь и гнусно сопишь.

Лунатик (тихо улыбаясь):
- А вот я затем по карнизу иду,
Что в жизни чего-то прекрасного жду.
Чего-то такого - не хватит и слов.
Иду, и мечтаю, чтоб не повезло.

Прохожий (встревоженно):
- А ну как оступишься, скрытый певун?
А если сорвешься, как горный валун?
Сто семьдесят девять отличных врачей
Не сложат тебя и за тыщу ночей.

Лунатик (внутренне как бы озаряясь):
- Но мне хорошо, я иду и пою!
И мне наплевать, что стою на краю!
Отсюда такой замечательный вид!
Наверное, он и тебя удивит!

Прохожий (раздраженно):
- А если я кину в тебя кирпичом?!
Что, скажешь, и это тебе нипочем?!
Тогда счас залезу на этот карниз
И сброшу тебя вверх тормашками - вниз!

(Пытается вскарабкаться по отвесной стене.)

Лунатик (протягивая руки):
- Ну, если так хочешь пройтись и попеть -
Скорее: ты можешь ко мне не успеть.
Вот город погасит ночные огни -
На всем белом свете мы будем одни.

Прохожий (срывается и падает в канализационный люк):
- К чему толковать о такой ерунде?
Вот я нахожусь по колено в воде.
Но здесь мне открылись такие дела…

Лунатик (открывает глаза и от неожиданности падает вниз):
- Какие?

Прохожий (прижимается к стенке люка):
- Такие.

***

Дебют-1

“Скрип-скрип” - скрипит уключина,
Волна несет ладью.
В кино мне роль поручена:
“Уговорить” судью.

Размокли протоколы
И скрепок не собрать:
Я те еще приколы
Умею вытворять.

Волнуется массовка,
Бледнеет зампомреж.
Для них мой жест - рисовка,
Меня ж хоть с маслом ешь.

Круги сомкнулись медленно,
Лаская глубину.
Я делал все, как велено -
А че он утонул?

***

Дебют-2

Ключ не берет замок
И не подходят отмычки.
Лоб от волненья взмок,
Руки дрожат с непривычки.

Весь превратился в слух,
Нюх, осязанье и зренье.
Ночь, уже около двух.
Слезы - от невезенья.

Где-то старушка-мать
Дома о сыне тоскует…
Может быть, дверь сломать
Или же вскрыть другую?

И освещает рассвет
Синью следы преступленья.
Ты, матерясь почем свет,
Меришь шагами ступени.

Выкурив пять сигарет,
Чешешь седой качан.
Если уж навыка нет -
Нехрен не спать по ночам!

***

“…А вечером спустились упыри
На крышу недостроенного дома,
И там до первых проблесков зари
Мешали спать соседям и знакомым…”

И горе-гости скажут: “Ну и у!
Да ты приврать горазд, Степан Иваныч!” -
И отойдут, усталые, ко сну,
И я им всем помою ноги на ночь.

Останутся окурки на столе
И будет недоедена закуска,
А за окном в неразличимой мгле
Блеснут глаза - загадочно и тускло.

К чему теперь ненужный эпатаж -
Он скуку на пиита навевает.
Я в курсе, что двенадцатый этаж,
И Карлсонов в природе не бывает.


***

Доподлинная история
о том, как в мае 19… года я, будучи
в городе N-ске, стал свидетелем
чудовищного землетрясения, наводнения,
оползня, взрыва АЭС и пришествия Антихриста

А вроде, день не предвещал
Сегодня перевоплощений:
Два алкоголика в плащах
Палили в тире по мишеням;

Окаменевший постовой
Маячил, как звезда во мраке,
И на булыжной мостовой
Валялись дохлые собаки.

Я шел, и трубкой полыхал,
И пялил зенки на прохожих,
Поскольку утром забухал,
Затем - в обед, и - чуть попозже.

В кармане мелочью гремел,
В себя табачный дым вдыхая,
А зной полуденный немел
И шли трамваи, громыхая.

Все изменилось как-то так,
Буквально в несколько мгновений:
Поток дорожный вдруг иссяк,
Оставив голые каменья;

Исчезли арки и мосты,
Кусты, скамейки и трамваи,
Менты оставили посты
И молча Голосу внимали.

И я там был, и я внимал,
Стоял, нетерпеливо мялся,
И ничего не понимал,
И ни фига не озарялся.

Какой был день! Погодка, блин!
А вышло все совсем иначе:
Стою, как лох, среди руин,
Смотрю вокруг, смеюсь и плачу.