БИБЛИОТЕКА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

сто первый километр
русской литературы



Главная > Проза > Андрюша Джойс

Андрюша Джойс


То ли среда, то ли понедельник

 
Ну кто из нас не пил? Скажет человек уверенный в завтрашнем дне. И будет совершенно прав. Прав не только он один. Например прав тот, кто скажет: «А я не разу не пил, только конечно кроме воды там, да квасу». И этот человек абсолютно прав. Зачем пить что-то кроме воды и квасу, если например на дворе лето и ты сидишь себе в квартире один, а друзья на работах. Или например ты допустим не один, а вас двое или даже четверо. И тут понятное дело можно обойтись водой и квасом, или чаем. Если конечно нет особого повода. А если таковой имеется. Что делать? Как быть в таком случае? Вечные русские вопросы тут же отпадают и остаётся только один – кто пойдёт? Этот - только что с работы. Тот - согласен бы сходить, да все знают, что уйдёт далеко и надолго. К тому времени как вернётся – и пить-то расхочется. И повод забудится. И чаем в конце-концов все обойдутся. А как насчёт молодого человека сидящего тихо на диване и мнущего некую подборку своих стихов с заковыристыми названиями.
- Сходишь?

- Нет.

- Почему?

- Я денег дам.

Ну это сразу меняет дело. Если человек не хочет идти, а просто даёт на выпивку денег – то это святой человек. А святым людям на Руси всегда был почёт и уважение. Вспомним хотя бы Серафима Саровского или Даниила Заточника, или Кирилла с Мефодием, или классического старца Зосиму. Вот были человеки! И то ни в чём себе не отказывали. А если уж взялись за ум – то навсегда. Но лирика – лирикой, а идти кому-то надо. И вот выбирается из всей компании человек не без уважения, но как бы это сказать с грустинкой на мордяшке. Ибо сказано: «Что бы тоску-печаль унять надо потчевать гостя явствами и питием, и в зной и в стужу лютую, и держать при этом в правой руце нож, а в левой вилку». Так гласит этикет и закон божий. А с ними не поспоришь. Обычно посланец - это хозяин жилища, куда все пришли. Ведь компания подобралась солидная, из четырёх человек. А раз трое уже отказались, то и топать до Магазина хозяину. И вот выходит тот человек из подъезда и держит в правой руке пакет, а в левой деньги. И идёт в сторону Магазина. И видит на пути своём плачущую девочку. И обходит её стороной. Ибо знает, что как искушал во времена оные нечистый Иоанна Богослова, так и сейчас не дремлет. Идёт посланец по двору далее. По дороге детали подмечая. Вот Никадимыч из второго сидит на лавочке. Хочет спросить немного до пенсии. Но уходит посланец наш и от Никадимыча в сторону. Ибо знает. Никадимыч хоть и свой мужик, но точно никогда не отдаст занятое. Так как свято верит, что твари земные должны помогать друг другу не прося за то обратно. Идёт посланец дальше. Уже двор миновал. Дорогу переходит. Видит – едет милиция, и скрывается за поворотом. И тут неожиданно вспоминается ему старая песенка. Уж и не помнит где услышанная, а только слова в ней такие:

Выпил ещё налил выпил
по другому быть не могло
заметил подумал показалось
но нет и вправду заметил
подошёл потрогал подумал
отошёл налил ещё выпил
опять заметил подумал показалось
подошёл потрогал подумал
пролетали часы и минуты
проходили по реке пароходы
заметил подумал показалось
а потрогал и всё стало ясно

И становится в это мгновение посланцу на душе радостно и весело. И тоска-кручина уходит в тар-тарары. И идёт он по улице напевая слова заветные в предвкушении застолья и счастия. А впереди уже Магазин перед ним яко дворец расписной или пряник печатный. Манит к себе всеми своими огнями и побрякушками. Вот подходит посланец к Магазину. Заходит в оный и видит перед собой ряды бутылок. Смотрит он на них и дивится. И чего тут только нету. И то. И это. А вот про это даже и мечтать раньше не моглось. А сейчас бери-нехочу. Но только смотрит он на деньги. Подсчитывает на сколько хватит. И тут выясняется, что хватить может только на то. А вот на это уже не хватит. Ладно. Где наша не пропадала.

- Давайте, тётка, на все.

- Чего на все? Тут у вас только на это, мужчина, есть. На какие все? Ходят тут, людям работать спокойно мешают.

- Ладно, тётка, не кипятитесь. Давайте на сколько хватит.

Хватило средне. Ну ладно, думает посланец, в следующий раз уже лучше будет. А сейчас и это сгодится. И устремляется назад. К своим друзьям-попутчикам жизни. А те сидят разговоры-разговаривают. Стишки-прозу обсуждают. И товарища дожидаются. А тот поспешает. Идёт что есть мочи, торопится. Ведь не даром сказано:«Что в рот попало – там и пропало».

(Писано шестого апреля две тысячи четвёртого года от Р.Х.)