БИБЛИОТЕКА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

сто первый километр
русской литературы



Главная > проза > В.Дурненков

Вячеслав Дурненков


Нолик

 

 

В начале сентября 1989 года Митя Солодовников вместо лекции по криминалистике, отправился в кино. Перед сеансом Митя зашел в кафе, где выпил стакан кофе и съел невкусный чебурек.
Фильм был так себе, отрыжка перестройки: взлетали на воздух черные “Волги”, хозяина кооператива по изготовлению “вареных” джинсов пытали утюгом, и все время кого-то угрюмо насиловали. Митя, заскучав, стал оглядываться по сторонам, внезапно ему стало тревожно, в зале было явно что-то не так. Через десять минут он смог это сформулировать – зрители сидели не так как всегда. Раньше Митя не обращал внимание на то, как заполнен зал, но теперь что-то странное и тревожное неслось со всех рядов, ему стало казаться, будто он случайно попал в центр какого-то заговора. Выйдя после сеанса на улицу, Митя долго курил на остановке, затем пошел в кассы и купил билет на вечерний сеанс. Опять все повторилось, некоторое время он прислушивался к своим ощущениям, затем, не выдержав, вышел из зала. На пути к дому ему казалось, что за ним следят, несколько раз замедляя шаг, он резко оборачивался, но то были обычные прохожие. Ночью он плохо спал, несколько раз просыпался и смотрел, как за окном ветер мотает старую липу. На следующий день он проехал университетскую остановку и через двадцать минут был у кинотеатра. До начала сеанса оставалось совсем ничего, Митя отсчитал мелочь и уже было подошел к окошку кассы, как внезапно его поразила догадка. Он осмотрелся: желтая дверь, ведущая к кассирам, была приоткрыта, Митя рванул ее и быстро забежал внутрь в обклеенной старыми киноафишами комнате сидели две немолодые женщины. Они испуганно вскочили, одна схватила коробку с деньгами, вторая прижала к груди голубой альбомного размера лист бумаги. Митя выхватил лист и бросился бежать, в сквере он перевел дух и сел на скамейку.
Лист представлял собой план заполнения зрительного зала, купленные места помечались крестиком, все вместе они образовывали большой крест. Крест, разбивающий зал на четыре равных квадрата…
Митя сжег лист в урне, зашел в кафе и выпил целую бутылку мутного крымского портвейна. В подъезде дома его уже ждали, он получил тяжелый удар в лицо и упал, закрывая голову.
В деканате ему пошли навстречу и перенесли зимнюю сессию на осень. Тяжело с палочкой Митя поднимался по лестницам, преподаватели делали сочувствующие лица и, не дослушав до конца, тянулись к зачетке. Через год кинотеатр закрыли и, сделав ремонт, переоборудовали в автосалон.